Еще в начале марта мы были в очень насыщенном туре по Подмосковью и собирались немного передохнуть, сыграть два концерта в Израиле и с новыми силами ринуться на Урал.  В итоге получилось так, что в конце тура я в истерике покупала новый билет, чтобы успеть улететь в Израиль не на работу, а к семье перед полным локдауном. У меня получилось вскочить в «последний вагон» уходящего поезда. Я оказалась заперта в Израиле на пять месяцев, у группы «слетело» около тридцати концертов, все были в шоке.

Но, наверное, можно считать это вынужденное замедление определенным волшебным пинком, который позволил мне дописать материал нового альбома. В начале августа я минскими «огородами» пробралась в Москву из Тель-Авива и встретилась с коллегами в студии. 

С тех пор я отсидела уже три израильских личных изоляции по приезде (и сейчас сижу в четвертой). Нам каким-то чудом удалось отыграть перенесенный с марта уральский тур (в некоторых городах пришлось играть по два концерта), сейчас ждем финального сведения альбома, работаем над его оформлением и над клипом.

Конечно, приходится относиться к бухгалтерии группы очень рачительно, но мы стараемся поддерживать всех сотрудников и делать регулярные премиальные выплаты. Своих не бросаем. 

Если все пойдет по лучшему сценарию, весна у нас будет очень насыщенная — и мы готовы играть и с 25% в зале, и по два концерта в день, лишь бы снова играть.