— Вопрос о генезе шизофрении остается открытым. Происхождение, формы развития, тяжесть — все это пока непонятно. Все варианты систематизации этого вопроса сейчас сильно пересматриваются.

Одна из старых теорий возникновения шизофрении носила вирусный характер: считалось, что это вирусное поражение определенных структур мозга, обеспечивающее галлюцинации. А у любого вируса есть мощное токсическое воздействие на организм. Поэтому при вирусных заболеваниях всегда есть группы риска: это люди с проблемами в обмене веществ, пациенты с хроническими заболеваниями и генетическими нарушениями. Поэтому предположить, что дополнительная вирусная нагрузка будет для них провоцирующим фактором, несложно. 

Я ничего уникального в заявлении американских ученых не вижу, кроме одного: что с этим делать? Всех людей с психическими расстройствами рассовать по комнатам, где будет идеальная чистота? Эта информация имеет значение для ученых, но для меня как для практикующего врача не дает ровным счетом ничего.

— Я в кризисы верю не очень. Более-менее отношусь разве что к экзистенциальному кризису, когда человек достиг каких-то высот, когда у него есть то, чем он занимается и что ему нравится, но это немножко приелось. Приелся язык, страна, партнер, работа и что-то еще.

Эту ситуацию надо проанализировать с позиции «Почему это не надоедало раньше?». Здесь скрывается самое главное. Либо человек работал за деньги, набрал их и дальше утратил. Или он работал за деньги, но не набрал их и думает о том, что что-то делал не так. Или поехал завоевывать столицу, приехал, не завоевал, вернуться не может — вот и кризис. 

Все понятия кризисов — это норма. Они предполагают решение вопросов: «Что-то происходит вокруг, что приводит меня к понимаю ошибочного выбранного пути. Что-то со мной происходит, но я не понимаю, что с этим делать». 

Так что же делать? Нужно посмотреть назад и попробовать понять, почему в какой-то ситуации было принято судьбоносное решение, которое теперь нужно переиграть. Тут есть проблема, что, чем человек старше, тем эта точка отстоит от него дальше. И вернуться к ней сложнее.