— Возможная рукотворность коронавируса вызвала много дискуссий, которые до конца не разрешены. Я думаю, что здесь была цепь случайностей, связанная в том числе с исследованиями. А они проводились якобы для того, чтобы оценить возможность появления опасных форм коронавируса. 

Что касается возможностей биотерроризма, они колоссальны. Достаточно профессионально подготовленному человеку куда-то прийти, как произойдет катастрофа. 

Лет двадцать назад эта проблема очень беспокоила американцев. И тогда их волновало то, что многие специалисты остались без работы в странах бывшего социалистического лагеря. Они пытались контролировать, чтобы эти люди не оказались в странах, где у США был интерес.

Американцы за двадцать лет построили множество лабораторий с максимальной биологической защитой, где интенсивно работают над средствами защиты. У нас все наоборот: ушло руководство центрами, где можно было работать над особо опасными инфекциями. 

— Чем выше коллективный иммунитет, тем меньше больных вокруг. Соответственно, меньше шансов для контакта. Начинается процесс свертывания инфекции. Все меньше людей болеет. Даже не потому, что увеличивается количество проиммунизированных вакциной или заболеванием, — просто снижается количество контактных. Чтобы погасла эпидемия, каждый больной должен заражать меньше чем одного человека.

Что касается обязательной вакцинации для отдельных групп населения, то это маловероятно, поскольку противоречит законам. Другое дело, что самоуправство в некоторых организациях может быть. Это возможно как на коммерческих предприятиях, так и в других случаях. 

Правда, лично я не понимаю, почему некоторые отказываются от вакцинации при отсутствии противопоказаний. Никто же не знает, как он переболеет: бессимптомно или с серьезными последствиями?