27.08.2021 / 08:18

Закон отрицания отрицания: как свобода превращается в диктатуру

Человек думающий

Фото автора Andrea PiacquadioPexels

Человек думающий

Фото автора Andrea PiacquadioPexels

Человек стремится к свободе, поскольку так устроен.


Свобода воли — суть человека. Можно сказать, что вся история человечества — это попытка выстроить общество, в котором личная свобода органично бы сочеталась с естественными ограничениями, которые данное общество на человека накладывает. И слово «естественными» здесь ключевое.

Что такое прогресс

Любой серьезный разговор или диспут всегда сводится к спору о терминах. Оказывается, люди поразному понимают вполне, казалось бы, привычные и однозначные слова. Поэтому договоримся сразу.

В понимании автора прогресс человечества — это путь от дикости к организации. От хаоса первобытных инстинктов — к торжеству разума. Иногда, глядя на современные тенденции развития общества, называющего себя цивилизованным, кажется, что люди забыли значение этих терминов и путают, как говорится, грешное с праведным. Что ж, давайте вспомним.

То, что человек существо двойственное, в котором постоянно борются условные силы зла (те самые дикие инстинкты) с условными силами добра (разум и воспитание), — общее место. Всегда, как только люди давали волю инстинктам, начинались войны, массовые убийства, грабежи и прочие непотребства.

Кто хочет, может почитать Библию (Ветхий Завет), там очень хорошо и наглядно это показано. Кто не хочет и не считает Библию достаточно авторитетным источником, может вспомнить прошлый XX век, в котором дичайшая, немыслимая идеология фашизма и национализма чуть было не привела к гибели цивилизации. И это только самый яркий, зримый, лежащий на поверхности пример. Есть и масса других, не менее страшных, когда потеря человеческого облика одной группы людей приводила к уничтожению другой.

От простого к сложному

Станок

Фото автора Opt LasersPexels

Станок

Фото автора Opt LasersPexels

Любой инженер или биолог скажет, что, чем сложнее организована структура, будь она создана человеком (предмет, машина) или природой (организм), тем большей степенью свободы она обладает. Достаточно сравнить предметы и механизмы древних времен с современными, а также примитивные организмы с более сложными, чтобы наглядно это увидеть и понять.

Закон работает в любых системах, включая человеческое общество и самого человека как существо, способное организовывать себя (свой быт, мысли, чувства и саму жизнь) самостоятельно.

Отчего к условному среднему человеку эпохи Возрождения мы в большинстве случаев относимся с большей симпатией, чем, например, к человеку первобытному или человеку Средневековья?

Не только потому, что первый ближе к нам исторически и мы лучше его знаем. Главное — это та степень свободы, о которой мы сейчас говорим. У человека эпохи Возрождения она была больше.

Он больше знал о себе и окружающем мире, больше умел, сложнее мыслил. Неслучайно именно в эпоху Возрождения возник гений Леонардо — в некотором роде вершина идеального представления о человеке и его возможностях как своего времени, так и будущих поколений.

Кем легче управлять

Однако линейного прогресса в развитии человеческого общества и самого человека не бывает. Развитие идет по спирали, на очередном витке словно возвращаясь в уже прошедшие времена, но только на другом уровне.

В точном соответствии с давным-давно найденными и сформулированными тремя законами классической диалектики: законом перехода количества в качество, законом отрицания отрицания и, наконец, законом единства и борьбы противоположностей.

Забавно, однако, что эти (как и другие, не менее важные) законы хоть и помогают уразуметь картину окружающего нас мира, но в качестве инструмента по управлению человеком и обществом не слишком действенны.

Они дают ответ на вопрос «почему?», но, как только доходит до сакраментальных «кто виноват?» и «что делать?», общество ищет другие инструменты.

И часто, увы, самыми действенными оказываются самые простые, то есть основанные на примитивных инстинктах и чувствах. Кто виноват? Чужаки, богатые, умные, с другим цветом кожи, вероисповеданием, образом жизни и т. д. Что делать?

Лучше всего уничтожить, а не выйдет — ограничить в правах и свободах, отнять имеющееся, не позволить, запретить, заставить. Так возникали самые страшные диктатуры. Хотя почему возникали? Они и продолжают возникать, хотя рядятся в совсем иные одежды.

Свобода хуже неволи

Рыцарь

Фото автора MikePexels

Рыцарь

Фото автора MikePexels

Выше мы упоминали три основных закона диалектики. Все три важны, но сейчас выделим один — закон отрицания отрицания. Если коротко, то закон этот показывает, как именно новое замещает старое (отрицает его), а затем само становится старым и уходит под натиском очередного нового.

При этом новое всегда несет в себе черты предыдущего старого, только обогащенные новыми оттенками и смыслами (то самое развитие по спирали). Если нравится более метафоричная трактовка данного закона, то можно вспомнить знаменитый мировой сюжет о драконе, которого нельзя убить, поскольку всякий, сделавший это, сам становится драконом.

Теперь, вооруженные этим законом, давайте посмотрим на то «развитие» и «новые» свободы, которые навязывает прогрессивное западное общество. Свободы ведь мало не бывает, да? Поэтому давайте будем выбирать не только депутатов парламента, но даже пол и позволим это делать не только взрослым, но и детям.

А что? Они тоже люди, а значит, имеют полное право на свободу. Заодно объявим идею национальных государств изжившей себя, а значит, вредной и ретроградной. Будем строить глобальный мир, свободный от национальных предрассудков. Тех же, кто с таким выбором не согласен, мы свободы выбора лишим.

Не законодательно, нет, просто создадим нужное «общественное мнение», под давлением которого любой такой ретроград и замшелый традиционалист трижды подумает, прежде чем высказать публично свое замшелое мнение. И ведь создали! Результаты можно наблюдать прямо сегодня.

Рыцарь без страха и упрека, ведший непримиримую борьбу с «драконами» национализма, мужского шовинизма, бесправия сексуальных меньшинств и загрязнения окружающей среды, сам постепенно превратился в точно такого же «дракона», немилосердно карающего уже не только за инакомыслие, но и за другие чувства, как бы говоря: «Вы должны любить то, что нравится мне, а иначе мои верные подданные сживут вас со света!» Так свобода превращается в тяжкую неволю, а закон отрицания отрицания в очередной раз торжествует.

Какими нам быть

Дракон

Фото автора Craig AdderleyPexels

Дракон

Фото автора Craig AdderleyPexels

Но не все так печально, как может показаться. На помощь придут все те же три закона диалектики и твердый взгляд человека вокруг себя и в самого себя. Обновленные идеи национальных и многонациональных государств вновь набирают силу в мире, уставшем от беззастенчивости и явно грабительских замашек глобализма.

Все больше здравомыслящих и не менее здраво чувствующих людей понимают, что дети не могут быть субъектами безумных социальных экспериментов взрослых, возомнивших себя носителями некой высшей истины.

Эти же люди, согласные с тем, что перед законом все — и мужчины, и женщины — должны быть равны, осознают, что свобода человека не в уравнивании полов, что невозможно по самой их физической сути, а в проявлении и воспитании их лучших качеств на пользу всем. Да, управлять обществом, в котором все думают и чувствуют одинаково, проще. Но, как уже говорилось, прогресс — это всегда усложнение системы,
увеличение внутренних связей, разнообразие, в конце концов.

А то, какими нам предлагают быть, — уже регресс, деградация. Пора убрать дракона. Да, на его место неизбежно придет новый (с теми же старыми замашками), но случится это еще не скоро.

Самое же главное заключается в том, что каждый из нас всегда имеет возможность выбирать, каким ему быть: человеком простым или сложным, идущим на поводу или мыслящим самостоятельно, обуздывающим свои инстинкты или дающим им волю. Убить дракона, который снаружи, мало. Нужно убить того, кто сидит внутри каждого из нас.