26.07.2021 / 12:15

«Он теперь пропащий»: чем опасен приворот

Любовь

Free-Photos / https://pixabay.com

Любовь

Free-Photos / https://pixabay.com

Жительница Томской области поделилась рассказом из своей жизни.

Историю отношений Сашки с Аней я наблюдала собственными глазами на протяжении 20 лет: как-никак с Сашкой мы учились вместе с первого класса. Начиналось все еще в школе, когда он встречался с моей младшей сестрой Ирой. Это была их первая любовь, так сказать.

Сестре едва исполнилось 13 лет, она только что с куклами рассталась. Сашка был на 2 года старше. Отношения их, я бы сказала, были тяжелыми. Сашка, несмотря на обворожительную внешность, имел уже характер взрослого мужчины, причем не лучшего.

И периодически трепал Ирке нервы — ревностью и упрямством. Сколько раз они расставались по Иркиной инициативе, и не сосчитать! Потому что сестра моя уставала от него: от постоянных упреков и разборок. Однако проходило некоторое время, глядишь — они снова ходят парой.

Все были уверены, что сразу после школы они поженятся. И уж точно сестра хотела выйти за него замуж, хотя мы с мамой отговаривали. Но вдруг у общих знакомых на вечеринке познакомились они со студенткой Аней. Красивая девушка, не спорю.

И видно, сразу ей приглянулся смазливый и рослый атлет Сашка. Сестра моя была слабой помехой, и девица начала наступление. Надо признать, Сашка долго боролся. На все попытки Ани соблазнить его отвечал хмурой холодностью. Но та уже поставила цель и била в нее без промаху.

Она умело флиртовала и вечно оказывалась в том же месте, куда попадал Саша. Наилучшим моментом для ее победы оказался наш сестрой отъезд на неделю к бабушке. Старушка была при смерти, и родители настояли, чтобы мы съездили попрощаться. Вот тут Сашка оказался без присмотра. И все случилось. То ли Анна сама к нему приперлась, то ли в баре встретились они — неважно! Саша изменил моей сестре.

Мы, вернувшись, нашли его в состоянии истерики: он не лгал, не таился, во всем признался. Сначала Ира вспылила, конечно, даже пыталась в очередной раз порвать отношения. Но я ее успокоила, объяснила, что такая измена — роковая ошибка!

Разбитое сердце

Conmongt /https://pixabay.com

Разбитое сердце

Conmongt /https://pixabay.com

Случайно такое может сделать каждый. Саша так горячо каялся, так плакал и так искренне твердил о любви, что Ирка в конце концов сдалась. Простила. И счастливый жених бросился на колени, тут же сделав формальное предложение. А потом он кинулся к Анне — это уже я много позже узнала, — чтобы порвать с ней окончательно
навсегда.

Та, видимо, удивилась: никто прежде не бросал ее, такую красавицу, — расскандалилась, закатила истерику… Но Саша, пробормотав: «Прости», все равно, хлопнув дверью, ушел.

Все стало налаживаться у него с моей сестрой, мы потихоньку готовились к свадьбе. Но примерно за пару недель до торжества к Саше пришла Анна, с порога заявила, что не станет ругаться и требовать чего-то. Просто хочет с ним помириться: расстанемся,
мол, по-хорошему! «Вот, я даже испекла тебе печенье, чтобы ты обо мне вспоминал по-доброму. И я пожелаю тебе счастья!».

Анна пустила слезу. Сашка, конечно, утешил ее и, чтобы сделать приятное, тут же налил чаю и с аппетитом на глазах у Анны съел печенье, нахваливая.

Вся последовательность дальнейших событий открылась нам уже много позже. Тогда мне показалось, что все произошло беспричинно и в одночасье. Саша вдруг остыл к нашей Ире. Он перестал звонить и писать, а на предложения встретиться отвечал ей все время каким-то враньем: то заболел, то у зубного, то вынужден уехать с товарищем… Потом оказалось, что вокруг Сашки все эти дни крутилась Анна. И он ее представлял как… невесту!

Сестра была совершенно разбита. Уничтожена. Она просто сходила с ума. На нее смотреть было страшно. И мы с мамой пошли к тетке Антонине, нашей дальней родственнице, которая немного занималась колдовством. Ну не колдовством, а, как бы это сказать, гаданием, что ли, целительством… Болячки всякие лечила, мужиков от водки отваживала, травки целебные сушила, подсказывала, где пропажу искать, когда лучше за то или иное дело браться.

Магия

Borkia/https://pixabay.com/

Магия

Borkia/https://pixabay.com/

В общем, промышляла как деревенская колдунья. Хотя никакая она не бабка. Нормальная тетка — лет на 15 всего мамы моей старше, медицинское училище окончила, до пенсии в поликлинике работала. Антонина прямо на пороге встретила нас словами:

— Ну да, да… Знаю. Все знаю. Бросил он ее не сам, та стерва рыжая сделала на него.
— Чего сделала? — опешили мы с мамой.
— Чего-чего! Приворот. А на Ирку вашу — отсушку… Я поправить не смогу, нет! Даже по родственному… И не просите. Рыжая ходила к сильной колдунье!

Тягаться с ней не стану… Дороже выйдет — и мне, и Ирке… Про Сашку пусть забудет. Он теперь пропащий. Хотела бы ошибиться, но дело известное: привороженные плохо заканчивают. Либо сопьется, либо так сгинет…

Ира приходила в себя долго. Примерно год. Потом, когда все успокоилось в душе, она призналась, что никогда больше не сможет поверить мужчине. Слава богу, и это прошло…

Сестра уже 5 лет счастлива в браке, воспитывая двоих детишек, а вот слова Антонины насчет Сашки оказались пророческими. Поженились
они с Анной. Поначалу все вроде ладно было, но год прошел, два, три, а детей они так и не родили. Хотя Анна ребятишек хотела — в Москву лечиться ездила. Но не сложилось. Сашка начал выпивать.

С работы его турнули. С полгода он дурью маялся, а потом поехал то ли на Урал, то ли на Дальний Восток дорогу строить. Отправился да и пропал с концами. Без вести пропал.

Вечером после работы его видели в магазине, а в общагу он не пришел. Милиция Сашку искала: леса, карьеры, русла рек обшарили — нет ни живого, ни мертвого. Куда делся — никто не знает.
Думаю, правда, Антонина знает, но молчит. Я однажды лишь подумала спросить тетку о судьбе бывшего ухажера Ирки, а она как отрезала: «Даже не заикайся. Ничего не знаю. Мать его приходила — плакала, я помочь ничем не могу. Поздно. Раньше надо было думать — и Сашке, и красотке его рыжей».

Сестра иногда вспоминает Сашку: уже без тоски, без боли, так — мимоходом. Идем по берегу реки, она скажет: мол, здесь с Сашкой целовались, а потом он мне на гитаре играл. Я молчу. А чего здесь скажешь? Права тетка Антонина: ничего уже не изменишь, стало быть, и говорить не о чем.