Тайная любовь поэтессы: как Цветаева открыла миру давно позабытую актрису

Поэзия

congerdesign/https://pixabay.com/

Поэзия

congerdesign/https://pixabay.com/

Звезда Серебряного века питала сильное чувство к Софье Голлидэй.

О первом опыте всепоглощающей любви Марины Цветаевой к женщине все знают: София Парнок воспета в цикле чудесных ее стихов. Но была и еще одна.

Сильное поэтическое и плотское чувство испытала Цветаева к молодой актрисе Софье Голлидэй. История этого романа рассказана поэтессой в «Повести о Сонечке», которая была долгие годы под запретом и опубликована в России — и то с купюрами! — лишь в годы перестройки.

«О нас в церкви не пели»

Как и в случае с Парнок, это была любовь с первого взгляда, однако она не мешала параллельным увлечениям мужчинами. Причем обсуждение этих мужчин, их поведения и недостатков даже сближало подруг, делало их своего рода «заговорщицами» против традиционных отношений между полами.

И в то же время обе они не могли и не хотели уйти окончательно из этого мира. Возможно, их отношения были не столько страстными, сколько нежными.

На сей раз ведущую роль играла Цветаева. То, что обе женщины были бисексуальны, облегчало взаимопонимание, но одновременно ставило предел их близости.

Они были чрезвычайно важны друг для друга, но ограничить свою жизнь только двусторонними отношениями не могли как в силу социальных условий, так и чисто эмоционально.

Большую роль в их связи играла красота дружбы. В то время Цветаева писала об однополой любви метафорично, но вполне прозрачно и смело.

В отличие от отношений с Софией Парнок, связь которой с другими женщинами Цветаева воспринимала как предательство и непростительную измену, уход Сонечки ей был понятен: «Сонечка от меня ушла — в свою женскую судьбу. Ее неприход ко мне был только ее послушанием своему женскому назначению; любить мужчину — в конце концов, все равно какого, и любить его одного до смерти…»

Цветаева писала в тот период: «Ни в одну из заповедей — я, моя к ней любовь, ее ко мне любовь, наша с ней любовь — не входила. О нас с ней в церкви не пели и в Евангелии не писали».

Для Цветаевой временность однополой любви совершенно ясна и естественна. И для нее главным проявлением женской сущности все-таки остается рождение детей.

Короткое, как молния, стихотворение «Любовь» написано ею сразу после рождения сына Георгия, обожаемого Мура:

Ятаган? Огонь?

Поскромнее, — куда как громко!

Боль, знакомая, как глазам —

ладонь,

Как губам —

Имя собственного ребенка.

«Так и не знаю: победила ль?»

Ту же напряженность и сопряженность творчества и любви Цветаева обсуждает в своем «Письме к амазонке», адресованном Натали Барни.

Речь подспудно идет о взаимоотношениях с Сонечкой. Цветаева считает, что нельзя жить одной любовью.

Единственное, что живет после любви, — это ребенок, отсюда и ее женская потребность иметь ребенка. Метания Цветаевой в отношениях с Сонечкой в большой степени вызваны были воспоминаниями об отношениях с Парнок.

Но теперь все было немного иначе, немного «теплее» для поэтессы. Софья Голлидэй была все-таки больше под опекой Цветаевой, чем опекала ее сама.

Для Марины Цветаевой эта одаренная актриса и обаятельная девушка стала в каком-то роде «заменителем» горьких переживаний более раннего опыта с Парнок. Надо понимать, что для поэтессы любовь к женщине — только часть эроса, и вряд ли она перевешивает чашу весов в ее сложном внутреннем мире.

Эротические ощущения для большого поэта всегда становятся питательной почвой для творчества, стимулом к порыву. Но в то жуткое время для Марины они были просто частью ее поэтического опыта, ее поэтического пути.

«Сонечка! Я бы хотела, чтобы после моей повести в тебя влюбились — все мужчины, изревновались к тебе — часть своей жизни проработав все жены, исстрадались по тебе — все поэты...» — пишет Цветаева.

Это была история страсти, огромной любви. Но не женщины к женщине, а такой, которую можно назвать абстрактной. Какую мечтает испытать каждый. Но далеко не каждому это удается.

В повести ее олицетворением является женщина, именем которой она названа — Сонечка. Она была написана спустя почти 20, а опубликована через почти 60 лет после описываемых событий.

И произошло чудо

Стихи

marysse93/https://pixabay.com/

Стихи

marysse93/https://pixabay.com/

Мало кому известная, не особенно одаренная, большую часть своей жизни проработавшая в провиициальных театрах, давно забытая и давно уже умершая актриса Софья Евгеньевна Голлидэй была открыта заново.

И чудом этого воскресения и бессмертием своим она обязана поэзии Марины Цветаевой…