16.07.2021 / 09:17

Самый знаменитый самозванец XX века: «хирург» спас раненых и попал за решетку

Фердинанд Уолдо Демара

Журнал "Оракул"

Фердинанд Уолдо Демара

Журнал "Оракул"

Фердинанд Уолдо Демара по сей день считается чуть ли не героем.

Кража личности считается одним из тяжелейших преступлений что в наше время, что в прошлом столетии. Самозванство карается менее серьезно, но одобрением, мягко говоря, не пользуется. Почему же тогда один из самых знаменитых самозванцев XX века, Фердинанд Уолдо Демара, считается чуть ли не героем? Сложный вопрос требует развернутого ответа.

Хирург «Каюги»

Врач

pexels.com/ru-ru/photo/6303598/

Врач

pexels.com/ru-ru/photo/6303598/

В разгар корейской войны канад­ский эсминец «Каюга» входил в состав флота, блокирующего Северную Корею с моря. Это было впечатляющее судно с водоизмещением в 2,5 тысячи тонн и экипажем в 200 человек. Тем не менее, когда на корабль были срочно достав­лены 16 тяжелораненых южнокорейских солдат, выяснилось, что «Каюге» сильно недоставало врачебного персонала.

К счастью, судовой хирург Джозеф Сир свое дело знал крепко. Он распоря­дился медбратьям доставить раненых в операционную, уложить их на койки и снять одежду, а сам ненадолго удалился в свою каюту для подготовки. Уже через полчаса Сир провел длительную серию блестящих операций, работая в течение нескольких часов без перерыва. Он умело чистил и сшивал раны, а из груди одного солдата извлек застрявшую там пулю. Все его пациенты выжили и быстро пошли на поправку: в конце концов, пенициллин к тому времени был не только открыт, но и активно использовался.

Этот эпизод не наделал бы никакого шума, и о нем бы могли вспоминать ис­ключительно в рамках военной хроники Канады, если бы новость о спасении того самого бедолаги с пулей в груди не попала в газеты. Но она попала, а газета в свою очередь попала в руки матери Джозефа. Другая женщина просто испытала бы чувство гордости за заслуги сына, но не в этом случае. Потому что мать Джозефа Сира точно знала, что ее сын в данный момент практикует в городке Гранд-Фолс, а вовсе не служит на эсминце «Каюга».

Обращение возмущенной леди дошло до высшего во­енного командования, а оттуда — до капи­тана «Каюги», который долго отказывался верить в столь невообразимую чушь. Но «Джозеф Сира» в итоге признался сам: его настоящее имя — Фердинанд Демара, и он никогда в жизни всерьез не изучал хирургию.

Монах и солдат

Монах

pexels.com/ru-ru/photo/45178/

Монах

pexels.com/ru-ru/photo/45178/

Фердинанд Демара родился в 1921 году в городе Лоренс штата Масса­чусетс. Его семья разорилась во время Великой депрессии, бедность наложила тяжелый отпечаток на детство и воспри­ятие мира. При этом Фердинанд был неве­роятно, до неприличия талантлив, обладал фотографической памятью и острым умом. Небольшой пример: те полчаса, на которые он удалился в свою каюту на «Каюге», он посвятил штудированию справочника по хирургии, а именно разделов, касающихся тяжелых операций. Дальнейшие события вам уже известны.

Был ли Фердинанд Демара мошенни­ком? Можно сказать и так, ведь он обожал присваивать себе чужие имена и брать­ся за профессии, в которых не смыслил вообще ничего. Какую он получал с этого выгоду? Судя по всему, абсолютно ника­кой. Более того, почти всю свою жизнь этот гений-имперсонатор едва сводил концы с концами, и такое положение вещей его вполне устраивало.

Возьмем два любимых его «развлечения»: вступать в армию или монашеские ордена. Да-да, по какой-то малообъяснимой причине Демара временами искренне тянулся то ли к Богу, то ли к монастырскому образу жизни. Более того, его первым сознательным поступком в 16 лет был побег из дома и запись в монахи цистерианцы. Их орден известен своим строгим аскетизмом и затворничеством, но Демара со спокойной душой провел там 5 лет.

Затем — угадали! — поступил на армейскую службу в 1941 году. Там ему надоело быстрее, чем у цистерианцев, и он дезертировал, предварительно присво­ив имя своего приятеля Энтони Игнолии. Следующие 2 года — снова монастыри. За ними снова армия, на этот раз военный госпиталь — единственное медицинское «образование», полученное Демарой. Он надеялся по-быстрому стать офицером, но не вышло. Решение? Сфабриковать собственную смерть, снова сменить имя и отправиться преподавать психологию в колледже. Вскоре ему это тоже надо­ело, он поменял еще пару профессий, пока наконец не был схвачен ФБР. Суд приговорил его к 18 месяцам тюрьмы за дезертирство.

Чистейшая дерзость

Кадр из фильма «Поймай меня, если сможешь»

Кадр из фильма «Поймай меня, если сможешь» (2002)

Кадр из фильма «Поймай меня, если сможешь»

Кадр из фильма «Поймай меня, если сможешь» (2002)

Пожалуй, еще не поздно заметить, что, кроме огромного таланта, внушительной харизмы и острого ума, Фердинанд Дема­ра был бесконечно удачлив. Своим деви­зом по жизни он выбрал фразу: «Дерзость, чистейшая дерзость» — и следовал ей досконально. За присвоение чужих имен дополнительного срока ему не накинули, а 1,5 года пролетели достаточно быстро.

Отсидев положенное и выйдя на волю с чистой совестью, Демара снова украл чье-то имя и провел пару месяцев, заочно изучая право в университете. Подустав от зубрежки, стал монахом. В очередной раз. Теперь, для разнообразия, монфортанцем. Казалось, он искренне хотел послужить Божьему делу и даже основал целый кол­ледж для религиозного обучения (сегодня Университет Уолша в Огайо). Но братство решило, что имя «Демара» плохо подхо­дит для названия колледжа, а также не предложило ему должности ректора, чем смертельно обидело. К его неизменному счастью, к тому моменту он уже успел по­знакомиться с молодым канадским врачом по имени Джозеф Сир.

Попасть на эсминец «Каюга» и выдать себя за хирурга было уже делом техники. Демару подвело стремление к професси­онализму: если хотя бы пара солдат из 16 скончались в операционной, никто бы про него в газетах не на­писал. Но, будучи отъ­явленным самозванцем, он удивительным образом оставался человеком большой души и не мог позволить, чтобы из-за него погибли люди.

Остаться собой

Другой ошибкой Фердинанда Демары было в момент безденежья продать свою историю журналу и тем самым заполучить абсолютно ненужную ему сла­ву на всю страну. Ситуацию не облегчал тот факт, что любитель примерять чужие имена обладал исключительно приме­чательной внешностью: здоровяка под 2 метра ростом и весом в 150 килограм­мов было сложно не узнать.

После дли­тельной череды мелких подработок Демара устроился психологом в техасскую тюрьму, но вскоре оказался разоблачен, когда одному из заключенных попал в руки злосчастный выпуск журнала с его биографией и внешностью. Отчаянные попытки зара­ботать хоть какие-то деньги привели его на телевидение: он снимался в игровых шоу и телевикторинах, подрабатывал, играя второстепенные роли в сериалах. Естественно, это приводило его лишь к большей известности.

В 1967 году Демаре все же удалось получить настоящий сертификат священника из католического университета в Портленде. Он устроился пастором в одну из орегонских церквей и был весьма счастлив на своем месте, но вскоре слухи о грехах прошлой жизни догнали его.

Коллеги и прихожане начали по­дозревать, что Демара снова выдает себя за кого-то, и ему опять пришлось бежать, на этот раз от преступлений прошлого, а не настоящего. За всю жизнь за решеткой он побывал лишь однажды — тот срок за дезертирство, но теперь наказанием для Фердинанда Демары стало абсолютное недоверие людей.

Последним его местом работы был ка­толический госпиталь в городе Анахайм, штате Калифорния. Он устроился туда капелланом в конце 1970-х годов и удержался лишь чудом. Когда прошлая жизнь догнала о его и тут, за Демару вступился начальник персонала Филип Сифарелли, сказав, что в жизни не встречал более доброго и порядочного человека. Последние 10 лет жизни великий самозванец предпочел остаться самим собой.