18.01.2021 / 15:24

«Продолжим свое дело до тех пор, пока нас за него не убьют»: рок-музыканты о выживании в пандемию

«Продолжим свое дело до тех пор, пока нас за него не убьют»: рок-музыканты о выживании в пандемию

Фото: личный архив

«Продолжим свое дело до тех пор, пока нас за него не убьют»: рок-музыканты о выживании в пандемию

Фото: личный архив

Начавшийся в марте 2020-го локдаун сорвал гастроли и вынудил музыкантов искать новые форматы общения с публикой. Мы решили узнать, что из задуманного получается.

Портал Day.ru пообщался с лидерами рок-групп, чтобы выяснить, что изменилось весной прошлого года и как музыканты живут сейчас. Неужели пандемия победит рок?

«Волшебный пинок»: Наталья О’Шей (Хелависа), лидер группы «Мельница»

Наталья О’Шей (Хелависа), лидер группы «Мельница»

Фото: личный архив

Наталья О’Шей (Хелависа), лидер группы «Мельница»

Фото: личный архив

Еще в начале марта мы были в очень насыщенном туре по Подмосковью и собирались немного передохнуть, сыграть два концерта в Израиле и с новыми силами ринуться на Урал. 
В итоге получилось так, что в конце тура я в истерике покупала новый билет, чтобы успеть улететь в Израиль не на работу, а к семье перед полным локдауном. У меня получилось вскочить в «последний вагон» уходящего поезда. Я оказалась заперта в Израиле на пять месяцев, у группы «слетело» около тридцати концертов, все были в шоке.

Но, наверное, можно считать это вынужденное замедление определенным волшебным пинком, который позволил мне дописать материал нового альбома. В начале августа я минскими «огородами» пробралась в Москву из Тель-Авива и встретилась с коллегами в студии. 

С тех пор я отсидела уже три израильских личных изоляции по приезде (и сейчас сижу в четвертой). Нам каким-то чудом удалось отыграть перенесенный с марта уральский тур (в некоторых городах пришлось играть по два концерта), сейчас ждем финального сведения альбома, работаем над его оформлением и над клипом.

Конечно, приходится относиться к бухгалтерии группы очень рачительно, но мы стараемся поддерживать всех сотрудников и делать регулярные премиальные выплаты. Своих не бросаем. 

Если все пойдет по лучшему сценарию, весна у нас будет очень насыщенная — и мы готовы играть и с 25% в зале, и по два концерта в день, лишь бы снова играть.

«Чуваки, пандемия продлится до 2022 года»: Анатолий Царев, лидер группы «Операция Пластилин»

Анатолий Царев, лидер группы «Операция Пластилин»

Фото: личный архив

Анатолий Царев, лидер группы «Операция Пластилин»

Фото: личный архив

Поначалу все восприняли коронавирус как временную проблему, поэтому никакие планы особо не менялись. Когда же стало ясно, что это всерьез и надолго, поменялось все, начиная от отношения к творчеству, заканчивая отношением жизни. То есть у тебя был какой-то привычный уклад жизни, который в один момент изменился радикально. 

Сначала это сильно угнетает, потом начинаешь искать плюсы. Мы, например, наконец-то в спокойном режиме записали отличнейший альбом, который выпустим уже в феврале.  

При этом забавно наблюдать, как быстро стал меняться мир, как меняется психика, как меняются люди. Кто-то показал наконец-то свою истинную сущность, кто-то вообще отошел в мир иной, кто-то, наоборот, сумел быстро адаптироваться и подняться. 

А кто-то, как я, например, сумел остановиться, плотно подумать о своей жизни, а заодно и хотя бы немного отдохнуть от непрекращающихся последние годы гастролей. Любой кризис — время не только потрясений, но и возможностей.

Беспокоит пока только то, что спустя год так и нет понимания, вернется ли мир на уровень февраля 2020 года, или же это окончательные изменения, к которым придется приспосабливаться. 

Неясно, как быть дальше: планировать туры до сих пор нельзя, подпольные концерты тоже проводить было бы неправильно, поэтому все находится в подвешенном состоянии. 

Если бы нам сказали: «Чуваки, пандемия продлится до 2022 года», было бы гораздо проще. Но никто ничего не говорит, по понятным причинам.

«Все слетело»: Сергей Калугин, лидер группы «Оргия Праведников»

Сергей Калугин, лидер группы «Оргия Праведников»

Фото: личный архив

Сергей Калугин, лидер группы «Оргия Праведников»

Фото: личный архив

Главная беда — мы лишились концертов, почти полностью. 

У нас готовился и был выпущен в начале октября новый альбом. А что такое для группы альбом (не в творческом, а в деловом смысле)? Это рекламный повод для организации тура, во время которого музыканты зарабатывают концертами и продажей мерча. 

В альбом вкладываются огромные деньжищи, которые музыканты надеются отбить и, сверх того, заработать впрок на следующий отрезок жизни. 

Слава богу, у нас отлично прошел краудфандинг, поэтому запись и производство альбома нам не уничтожили, у нас не осталось неподъемных долгов. Но планировался большой тур, сразу после релиза — презентации в Москве и Петербурге.

Все слетело. Презентацию в Москве удалось провести только 9 января, как и планировалось — в легендарной «Горбушке». 

Сделали мощное шоу, хоть и с требованиями ковидного времени (не больше четверти зала). Считается, что 600-700 человек, которые там были, — очень круто по нынешним временам, но мы-то рассчитывали на две тысячи! Так и бюджеты прописывались, и артисты приглашались, и шоу продумывалось... Но мы все равно пошли на это дело. 

К сожалению, планировавшийся на осень-начало зимы тур не состоялся. Скоро поедем в Самару, еще где-то теплятся варианты, но с начальными «наполеоновскими» планами не сравнить.

Что будет дальше — не знаю. Я обычный человек, который удивленно смотрит на происходящее: то подозревает, что началась эра цифрового концлагеря, то надеется, что жизнь вернется в нормальное русло. 

Но мы просто продолжим делать свое дело до тех пор, пока нас за него не убьют, а дальше посмотрим.
 

«Скучный год выдался»: Константин Румянцев, лидер группы «Тролль Гнет Ель»

Константин Румянцев, лидер группы «Тролль Гнет Ель»

Фото: личный архив

Константин Румянцев, лидер группы «Тролль Гнет Ель»

Фото: личный архив

В марте отменились все гастроли. Хотя летом нам удалось отыграть несколько фестивалей, а осенью откатать два небольших тура (естественно, выступали там, где это можно было делать).

В мироощущении из-за пандемии ничего не поменялось. Просто достаточно скучный год выдался — без привычных развлечений, туров и путешествий.

Сейчас пытаемся делать новый материал и готовимся весной ехать на гастроли — верим, что ограничения начнут снимать. Живем единой судьбой с Отечеством: кому из группы хватает накоплений — экономит и ждет, кому нет — подрабатывает. Часть группы с разными степенями тяжести переболела. С весны, не сомневаемся, поедем в тур... Увидимся на концертах!

«Играть дрим-фолк махровее прежнего»: Екатерина Гопенко, лидер группы «Немного Нервно»

Екатерина Гопенко, лидер группы «Немного Нервно»

Фото: личный архив

Екатерина Гопенко, лидер группы «Немного Нервно»

Фото: личный архив

Поначалу возникло ощущение беззащитности. Вот только что ты строил планы, понимал гастрольный график и график выхода альбомов на годы вперед, шил новые костюмы, видел мир, полный чудесных возможностей… Потом все это вдруг схлопывается. 

Я закалена социальными катастрофами своей родины, но первый месяц провела, впадая в истерику от непонимания, как жить дальше. 

Дело даже не в том, что музыка — моя единственная работа, не в том, что я оказалась в чужой стране и в удивительной неопределенности. 

Просто так безапеляционно мой образ жизни никогда не запрещали: нельзя уехать за границу, нельзя играть концерты, нельзя выходить на улицу, даже улыбаться в распрекрасной маске — нельзя. Что прикажете делать в такой ситуации? Конечно же, играть дрим-фолк махровее прежнего и создавать безопасные сказочные миры!

Концертов в привычном формате нет до сих пор: наш флейтист — не гражданин России, так что приехать сюда не может. 

Поэтому играем, как в старые времена: песни, шутки, волшебство. Заканчиваем работу над самым сказочным альбомом. 

Освоили онлайн-формат и собираемся практиковать его дальше. Выпустили новую линейку мерча. Живем. Мечтаем. Работаем. Больше общаемся со своими слушателями. Собираемся звучать и творить чудеса в этом мире, каким бы он ни стал.

«Я устал от отпуска»: Андрей Зеберти, лидер группы «Свидание»

Андрей Зеберти, лидер группы «Свидание»

Фото: личный архив

Андрей Зеберти, лидер группы «Свидание»

Фото: личный архив

Во время первой волны пандемии у меня родился сын, что очень скрасило прошедший год. 

Мы в этот период потихоньку работали над альбомом — не было ощущения, что ограничения затянутся надолго. Поэтому и воспринимал я это как отпуск.

Конечно, теперь я устал от отпуска. Хочется ринуться в бой: презентовать альбом где только можно. 

Но вынужденный отдых все равно пошел мне на пользу — привел немного в порядок свои мысли.

«Кто-то работает процентов на 30, кто-то вообще не выступает»: Гарри Ананасов, лидер группы «Ананасов и Компания»

Гарри Ананасов, лидер группы «Ананасов и Компания»

Фото: личный архив

Гарри Ананасов, лидер группы «Ананасов и Компания»

Фото: личный архив

В марте, перед тем как у меня «слетел» архангельский концерт, уже было тревожно. Но отменять было как-то неспортивно. И вот я прилетел, а на следующий день в Архангельске запретили мероприятия.

Я вернулся на Урал, занялся студийной работой. 
Несмотря на то, что прошедший год был достаточно сложным, я обратил внимание на внутренние ресурсы: записал новый альбом, выпустил два клипа и сингл. 

До осени мы перебивались закрытыми вечеринками, а вот с сентября по ноябрь я отыграл 34 концерта. И свалился в Барнауле. Официально поставили бронхит, но симптомы были очень похожи на ковид. Сейчас все в порядке, слава Богу. 

Ближе к ноябрю была кульминация вируса: мои друзья или болели, или самоизолировались. Сейчас у всех моих коллег ситуация примерно одинаковая: кто-то работает процентов на 30, кто-то вообще не выступает. 

Коронавирусный кризис заставил российских музыкантов полностью переосмыслить свою деятельность. Будем надеяться, что в ближайшем будущем наступят положительные изменения. И публика вновь заполнит концертные залы, а музыканты смогут заниматься тем, чем должны — творчеством.