13.08.2021 / 17:15

Не биография, а авантюрный роман: что известно о человеке-загадке Каспере Хаузере

Тюрьма

Prettysleepy /https://pixabay.com/

Тюрьма

Prettysleepy /https://pixabay.com/

До 16 лет он жил в каморке с низким потолком, где можно было только сидеть.

Пожалуй, более загадочной биографии, чем у Каспара Хаузера, в мире и не сыскать. Где родился, кем воспитывался, почему его прочили в кавалеристы и за что покушались на него?

Одни вопросы и предположения… История его жизни во многом напоминает остросюжетный роман. Заинтригованы? Тогда начнем...

Тяжелое детство, деревянные игрушки

До 16 лет он жил в маленькой темной каморке с низким потолком, где можно было только сидеть. Дверь ее была постоянно закрыта. Справлять нужду приходилось прямо здесь, в дырке в полу. Что он мог знать об окружающем мире?

Маленькие окошки его комнатенки были плотно закрыты досками. Единственным развлечением у него были деревянные игрушки: две лошадки и собачка… Узника кормили. Но разнообразия не было и здесь: хлеб и сладковатая вода, от которой потом очень хотелось спать.

После крепкого сна он обнаруживал на себе новую чистую одежду. О нем заботятся. Но кто? Человек, который к нему приходил, никогда не называл своего имени.

Однажды он принес книги и тетради. И начал учить узника азбуке. Если ученик не проявлял прилежности, он бил его по рукам. Но юноше учиться нравилось.

Это было хоть каким-то развлечением. Единственным способом что-то узнать за пределами тесного мирка. Вскоре он уже немного читал и писал. И стал все чаще задумываться о том, а что же там за дверью? Ведь там, должно быть, все по другому? Однажды наставник широко распахнул дверь. Белый свет озарил каморку…

На свободе узник впервые смог разогнуться, вздохнуть полной грудью… И сделать свои первые неуверенные шаги в совершенно другой мир…

В обмен на свободу бывший пленник должен был постоянно говорить одну и ту же непонятную ему фразу: «Я хочу быть кавалеристом, как мой отец».

Кто такие кавалеристы, а главное, кто его родители, на которых он, должно быть, очень похож, ему так и не сказали… Однажды ему дали какие-то бумаги, показали дорогу и сказали по ней следовать. Это был конец мая 1828 года.

В кавалерию или на виселицу

Кавалерия

Candiix /https://pixabay.com/

Кавалерия

Candiix /https://pixabay.com/

Так он оказался в Нюрнберге. Уставший и совершенно измученный. Первым, кто встретился ему на пути, был сапожных дел мастер Георг Вайхман. Поначалу он принял странного молодого человека за пьяного. Ведь от непривычной ему долгой дороги он едва держался на ногах.

Юноша рассказал свою незамысловатую историю, протянул Вайхману бумаги, адресованные командующему эскадроном легкой кавалерии, и добавил, что мечтает стать кавалеристом, как его отец.

Пока бывший узник ждал капитана кавалерии у него дома, слуги предложили ему поесть, принесли мяса с пивом. Но тот, попробовав и одно, и другое, лишь поморщился. И попросил воды и хлеба.
Капитан так и не смог узнать у странного посетителя, кто он, и отвел его в участок. В полиции долго расспрашивали странника и все же узнали имя юноши. Он написал его на листке бумаги: «Каспар Хаузер». С тех пор его так и звали.

Письмо, которое было у Каспара, мало что прояснило. В нем говорилось о том, что молодой человек — подкидыш, воспитанный в христианских традициях. В приемной семье он больше жить не может, ведь у них за душой ни гроша. При желании капитан может взять юношу на службу.

Не захочет, тогда пусть «выпустит ему кишки или вздернет у себя над камином». Да уж, перспектива так себе… Было у Каспара и другое письмо, якобы написанное матерью Хаузера.

Она утверждала, что отцом мальчика, был кавалерист. Но поскольку он погиб, а она бедна, она просит взять Каспара в полк, где когда-то служил его отец. Как позже выяснили исследователи, оба послания писал один человек.

С чистого листа Хаузер снова стал узником. Теперь его дни проходили в местной тюрьме. Его заперли в Фестнеровой башне. Надзиратель Андреас Хильтель тайно следил за ним, желая удостовериться в том, что «любитель кавалерии» не притворяется.

Лицо юноши почти всегда озаряла улыбка, в нем не было ни капли агрессии. Его совсем не смущало, что его купала и помогала ему одеваться жена надзирателя. Он совершенно не ощущал разницу полов.

Чаще всего Каспар сидел в привычной для себя позе: с вытянутыми вперед ногами. Дети Хильтеля познакомили узника с новыми словами и взялись учить его рисовать. И у него, надо сказать, это неплохо получалось. Каспара все восхищало! Ему все казалось таким необычным…

Растения, животные, которых он поначалу называл только лошадками. Пламя свечи завораживало его, но и причиняло боль, потому что он не понимал природы огня. Отражение в зеркале его удивляло, и он так и не мог понять, где именно в нем прячется человек.

Все, кто узнавали о большом ребенке, желали с ним поближе познакомиться. После таких встреч у Каспара всегда оставалась на память какая-нибудь игрушка…

Через какое-то время юношу взял на попечение университетский профессор Георг Фридрих Даумер. Он записывал свои наблюдения за Хаузером. Каспар научился очень ловко ездить верхом. Может, и правда его предки были хорошими наездниками?

Юноша освоил эпистолярный жанр. У него появилось чувство юмора… Профессор отмечал, что Каспар прекрасно ориентировался в темноте, а яркий свет причинял ему боль. Громких звуков юноша очень боялся. А одного запаха вина ему было достаточно для того, чтобы опьянеть.

Богатый наследник?

Казалось бы, жизнь молодого человека более-менее наладилась. Он стал свободнее в выборе того, чем ему заниматься. Но…добрый и совершенно безобидный Хаузер кому-то не угодил. Иначе как объяснить совершенное на него покушение в октябре 1829 года?

Неизвестный подкараулил юношу возле профессорского дома и пытался перерезать ему горло, но ему удалось уклониться. И на шее осталась лишь царапина.

Второе покушение, совершенное ровно через 4 года, стоило Каспару жизни. К гуляющему в парке Хаузеру подошел незнакомец и под предлогом передачи важных бумаг отвел его в сторону.

Он четырежды ударил Каспара в грудь ножом. От полученных ранений спустя несколько дней юноша скончался. Полиция убийцу так и не нашла. Кому он мог помешать?

Первый биограф Хаузера, Ансельм фон Фейербах, предполагал, что странный юноша мог быть наследником великого герцога Баденского Карла Фридриха. Ему удалось собрать свидетельства, которые указывали на это. Наследника могли выкрасть из колыбели, а на его место подложить хилого
ребенка, который вскоре скончался.

Хаузер многих удивлял своими необычными воспоминаниями детства, которые он называл снами. Юноша зарисовывал по памяти гербы из герцогского замка, описывал картины, украшавшие его стены, припоминал тех, кто занимался его воспитанием...

Похищение наследника могло быть выгодно второй жене Карла Фридриха, баронессе фон Гейерберг, которая не желала, чтобы кто-то из детей от первого брака унаследовал трон. Вторая жена родила герцогу четверых сыновей, но никто из них не мог претендовать на престол.

После кончины Карла Фридриха трон занял его внук Карл Людвиг. Его старшим сыном предположительно был Каспар. Второй сын Карла Людвига прожил всего несколько месяцев. И в результате наследников у него больше не осталось, хотя его дочери прожили долгую жизнь…

После кончины Карла Людвига престол занял его холостой дядя. Но вскоре он умер при загадочных обстоятельствах. И только после этого путь к престолу открылся для детей второй супруги Карла Фридриха. Версию о том, что Каспар Хаузер мог быть наследником Баденской династии, проверили в ХХ веке.

Специалисты сделали анализ пятен крови, обнаруженных на одежде, предположительно принадле жавшей Хаузеру. Они сравнили полученную ДНК с ДНК потомков жены Карла Людвига Стефании. Но ожидания не оправдались: тот, чья кровь осталась на одежде, был явно не из Баденской династии.

Однако повторный анализ, сделанный на основе ДНК, взятой с головного убора и волос юноши, сохранившихся в коллекции Фейербаха, говорит о 95-процентном генетическом сходстве образцов потомков Стефании и Хаузера.

Правда, не все ученые считают это доказательством благородного происхождения странного юноши, которого стали называть «дитя Европы». Споры о его личности идут по сей день.