10.07.2021 / 13:11

Могло быть и хуже: в эпидемии коронавируса нашли плюсы

Коронавирус

Журнал "Оракул"

Коронавирус

Журнал "Оракул"

Несколько десятков лет мир жил в ожидании Третьей мировой войны — и ее объявила нам сама природа.

Речь, конечно, об эпидемии коронавируса, охватившей все страны и континенты. Эта зараза пришла неожиданно — и человечество оказалось не готовым к столь мощной и разрушительной атаке, затронувшей все сферы нашего существования.

К III тысячелетию человечество накопи­ло солидный опыт борьбы с эпидемиями, который, увы, не помог нам быстро побе­дить ковид. Целые корпорации до сих пор пытаются найти у вируса слабые места, стремятся определить, откуда он вообще взялся, чтобы предупредить подобные на­шествия в будущем.

Интересна в этой связи точка зрения, озвученная американским философом и экономистом ливанского происхождения Нассимом Николасом Талебом в его эссе «Черный лебедь». Книга вышла в 2007 году и сразу же стала бестселлером. Напрямую о пандемии в ней не говорится, и даже о ви­русах нет ни слова.

В эссе анализируются происхождение и общие свойства любых важных событий — как положительных, так и отрицательных, которые случают­ся внезапно и оказывают значительное влияние на все сферы индивидуального или общественного бытия. Талеб дает им общее название — «черный лебедь» — по аналогии с открытием таких птиц в Авс­тралии в 1697 году (ранее считалось, что лебеди бывают только белыми).

В качестве примера «черного лебедя» Талеб называет появление Интернета, рас­пад Советского Союза, атаку 11 сентября и мировой экономический кризис. К той же категории можно отнести и ковидную пандемию.

Талеб считает, что все «черные лебеди» появляются с хаотичной периодичностью и не могут быть просчитаны заранее. Так­же он пишет, что кризисные явления не только в принципе неизбежны, но и играют огромную роль в развитии отдельных лю­дей и человечества в целом.

Они разруша­ют устоявшиеся представления о жизни, переворачивают с ног на голову привычный уклад, выводя нас на новый уровень. По сути, любая пандемия, как бы жестоко это ни звучало, является фактором эволюции и естественного отбора: выживают силь­нейшие и более приспособленные.

Пока гром не грянет...

Гром

pixabay.com/ru/users/jplenio-7645255/

Гром

pixabay.com/ru/users/jplenio-7645255/

Очень часто мы не замечаем подсказки судьбы или же относимся к ним недоста­точно внимательно — и потому упускаем возможность подстелить соломку. Разру­шительные события застают нас врасплох, мы постигаем их только задним числом, когда уже поздно махать кулаками. Эта особенность человеческого мировос­приятия нашла отражение в пословицах и поговорках: «Хорошая мысля приходит опосля», «Пока гром не грянет — мужик не перекрестится» и т. д.

А вот когда жареный петух наконец-то клюнет, мы развиваем бурную деятель­ность. Начинаем лихорадочно проверять все детские сады, если в одном из них от­мечается вспышка кишечной инфекции, или инспектировать пожарное состояние домов престарелых, если где-то случается пожар... Но это не всегда помогает.

Например, служ­ба предупреждения о цунами существует во всех приморских государствах, однако предотвратить или хотя бы спрогнозиро­вать очередное стихийное бедствие удает­ся не так уж часто. То же самое можно ска­зать и о тактике слежения за метеоритными атаками.

Глобальная сеть оповещения об эпидемиях тоже имеется, но и она, к сожа­лению, не дает стопроцентных результатов. Впрочем, даже если бы мы успели основа­тельно подготовиться к очередной угрозе, это не застраховало бы нас от появления «черных лебедей» иного типа.

Неизбежность катастроф

Землетрясение

pixabay.com/ru/users/arcturian-551946/

Землетрясение

pixabay.com/ru/users/arcturian-551946/

Винить кого-либо во вспышке очеред­ной «чумы», в техногенной или природной катастрофе абсолютно бессмысленно. Эпидемии, пожары, катаклизмы и панде­мии неизбежны. И коронавирус — всего лишь рядовой солдат в этом бесчисленном строю. Проще говоря, болезнь появилась просто потому, что не могла не появиться.

И если бы ученым удалось каким-то об­разом предотвратить или моментально подавить ковидную пандемию, непре­менно возникла бы другая опасность, имеющая для нас вид «черного лебедя». Кроме того, существует гипотеза о том, что эпидемия в какой-то мере защищает нас от иных потрясений, возможно более серьезных. И основана такая позиция на историческом опыте.

Человечество постоянно находится на грани выживания, и его хрупкое равнове­сие с окружающей средой с удручающим постоянством вновь и вновь подвергается различным испытаниям и атакам — как внутренним, так и внешним.

Катастрофы всегда идут чередой, не накладываясь, но сменяя друг друга. В качестве примера можно привести пандемию испанского гриппа, которая случилась сразу после окончания Первой мировой войны. А также самое сильное землетрясение в СССР, в одночасье разрушившее армянский город Спитак в 1988 году: природная ка­тастрофа стала своеобразной предвест­ницей двух чеченских войн.

Заслуживает внимания и тот факт, что во время Второй мировой войны не отмечалось значимых землетрясений, но они немедленно во­зобновились после ее окончания, такое как силь­нейшее землетрясение 1948 года в Аш­хабаде, самое мощное землетрясение за то время.