24.05.2021 / 06:55

Идеальное земноводное: как человек поставил исполинских саламандр на грань выживания

Саламандра

Danganhfoto/https://pixabay.com/

Саламандра

Danganhfoto/https://pixabay.com/

Об этих нетривиальных животных слагают легенды, но, увы, им скоро будет просто негде жить.

Саламандры, они же хвостатые земноводные, — животные нетривиальные. Кто-то в огне не горит (в легендах!), кто-то живет в воде, но только в самой-пресамой чистой, кто-то вообще не вылезает из стадии личинки. Кто-то прячется среди опавших листьев, а кто-то по росту и весу не уступает человеку. О таких великанских, а точнее, исполинских саламандрах мы сегодня и поговорим.

Идеальное земноводное

Исполинских саламандр существует два вида: японские и китайские. Китайские по совместительству крупнейшие земно-водные в мире, достигающие в длину до 1,8 метра и весящие до 70 килограммов.

Японские уступают по размеру китайским сородичам совсем чуть-чуть, но являются настолько близкими родственниками, что способны на совместное размножение. Их чрезвычайно сложно отличить друг от друга, только если вы в курсе, как именно должны быть расположены бугорки на их плоских головах.

Внешность обоих видов саламандр можно мягко описать эпитетами вроде «примечательная» и «запоминающаяся». Серо-черно-коричневое вытянутое тело с ромбовидной головой, на которой с трудом можно разглядеть два крохотных глаза. Под туловищем расположились относительно небольшие лапки с четырьмя пальцами на передних конечностях и пятью на задних.

Прибавьте к этому немалый размер, и получится эдакая полутораметровая бурая сосиска, подслеповато следящая за вами, высунув морду из реки. Если, конечно, вы находитесь в Японии или Китае — за пределы этих стран исполинские саламандры не выбираются.

Если «сосиска» откроет рот, вы увидите, что тот занимает большую часть ее головы и скорее напоминает эдакий тоннель прямо в желудок. Неудивительно — свою добычу саламандры не хватают и жуют, а засасывают с огромной силой.

Столь своеобразный вид и способ охоты самые крупные земноводные на Земле сохраняют десятки миллионов лет. Они одни из так называемых живых ископаемых, которых направляющая рука эволюции решила не трогать. Зачем портить само совершенство? Что немного странно, учитывая, с какой скоростью эти животные начали вымирать за последние пару веков.

Саламандра

kkomaromi /https://pixabay.com/

Саламандра

kkomaromi /https://pixabay.com/

Китайские беды

Виноваты, разумеется, люди, а точнее, насаженная повсюду индустриализация. Китайские саламандры по понятным причинам пострадали от этого сильнее всего и продолжают страдать по сей день. Проблема в том, что эти странные здоровенные серобурые штуковины хорошо себя чувствуют только в чистейших горных реках и озерах, словно какие-то волшебные нимфы.

Фабрики и заводы, понастроенные деловитыми китайцами, реки и озера потравили в той или иной степени, но даже малейшее изменение состава воды и температуры абсолютно губительно для исполинских неженок. К тому же китайская народная медицина, разумеется, не могла упустить из виду животное со съедобным мясом, так что на саламандр еще и регулярно охотились — чем дальше, тем регулярнее.

С середины XX века китайцы все-таки спохватились, что их родные саламандры исчезают абсолютно неприличными темпами. Правительство попыталось предпринять меры. Заповедники на местах не сработали: очистить воду до нужной консистенции оказалось значительно труднее, чем казалось на первый взгляд, а браконьеры относились к закону понятно как.

Тогда исполинских саламандр начали разводить в неволе, тем самым убивая трех зайцев сразу.

Во-первых, древних земноводных наконец-то можно было подробно изучить. Во-вторых, часть выращенных саламандр выпускали назад в дикую природу, надеясь, что те приживутся и расплодятся. В-третьих, остатки уходили на мясные рынки — не пропадать же добру!

И дело шло неплохо, пока саламандры не подложили китайцам еще одну свинью. Сначала ученые обнаружили, что, несмотря на большое (действительно большое) число выпускаемых особей на волю, общая популяция не то что не растет, а продолжает сокращаться. Тогда в кратчайшие сроки был проведен масштабный генетический анализ саламандр, и подозрения биологов подтвердились.

Оказывается, китайская исполинская саламандра представлена не одним, а минимум пятью видами, которые практически не отличаются друг от друга и способны на совместное размножение.

Только вот в неволе они размножаются, потому что выбора нет, а на воле пытаются найти «ту самую» пару, подходящую им по генетическому коду, а когда не находят — предпочитают проводить остаток дней в одиночестве. Это, кстати, при том, что исполинские саламандры живут до 50 лет…

Рыба-перец

Японским саламандрам повезло чуточку больше, чем сородичам на континенте. Они тоже находятся в уязвимом положении, но все не настолько плохо. Японцы взялись за ум и сохранение природы лет эдак на 30 раньше.

Исполинские саламандры Японии живут на островах Кюсю, Хонсю и Сикоку, а их название «оосанщю» буквально переводится как «гигантская перечная рыба».

Суть в том, что у потревоженной саламандры существует уникальный

(и в общем-то единственный) способ защиты. Она исторгает из себя крайне вонючую молочную субстанцию, по запаху отдаленно напоминающую японский перец, а сама драпает, пока враг трет глаза и нос.

Насколько эта тактика эффективна, можете судить по количеству саламандр в дикой природе. Как и все исполинские саламандры, японская разновидность почти не полагается на глаза, вместо этого используя для ориентации в пространстве особые клетки кожи, засекающие малейшие вибрации в окружающей среде.

Именно поэтому саламандра редко вылезает из воды, чтобы не упустить возможную добычу и самой не стать чьим-то ужином.

Хотя дышать все равно чем-то надо — и «перечная рыба» неохотно выставляет нос из воды, не выбираясь при этом на берег. Охотится на рыб, лягушек и насекомых, при этом, опять же, без большого энтузиазма: засосет парочку раз в неделю, и можно спокойно переваривать на дне. Медленный метаболизм — долгая жизнь.

Почти что каппы

Исполинские земноводные Японии также пострадали от рук людей, но все же смогли удержаться в дикой природе. Непосредственно про них легенд не сочинили, но небезосновательно считается, что именно саламандры послужили прообразом для одного из канонических японских духов — каппа.

Это такие проказливые водяные с углублением на макушке, где всегда находится вода — она придает им сверхъестественную силу. Каппы могут помочь человеку или здорово ему навредить, в зависимости от настроения. Обожают рыбу, огурцы и борьбу сумо.

К слову, не пытайтесь вызвать на поединок сумо исполинскую саламандру — она такая скользкая, что за нее почти невозможно ухватиться.

Саламандр нежно любили японские художники, в частности мастер гравюры XIX века Утагава Куниеси, работавший в традиционном жанре укие-э.

Вывод: стоит лишь чуточку высунуться из воды, тебя тут же кто-нибудь назовет водяным духом или, на худой конец, нарисует.

Исполинские саламандры и рады бы не высовываться, они спокойно бы сидели в чистых прохладных водоемах еще пару сотен миллионов лет, но, увы, судьба распорядилась иначе.

Людям, кстати, тоже не помешают озера и реки, свободные от заводских отходов (просто так, к слову). А если на дне поселилось крупнейшее в мире земноводное, почему бы и нет? Если верить слухам, саламандры всегда приносили удачу.