19.08.2021 / 20:16

Гадала по руке: кем была первая переводчица «Портрета Дориана Грея» Оскара Уайльда

Кадр из к\ф «Портрет Дориана Грея»

Кадр из к\ф «Портрет Дориана Грея» (2009)

Кадр из к\ф «Портрет Дориана Грея»

Кадр из к\ф «Портрет Дориана Грея» (2009)

Серебряный век в России — время литературных экспериментов.

В 1908 году Иванов освободился от чар Анны Рудольфовны, а заодно и от ее присутствия в доме. Минцлова, недолго думая, переметнулась в лагерь своего давнего знакомого Максимилиана Волошина.

До поры до времени она царила в мистически настроенных кругах Москвы и Петербурга. Ввела в теософский кружок поэтов Льва Кобылинского, Андрея Белого, переводчика Эмилия Метнера, заманивала Иванова и Белого в поездку в Италию для посвящения в розенкрейцеры. Но постепенно популярность ее стала сходить на нет. В России наступали другие времена.

Тем не менее Минцлова снова заставила говорить о себе: в начале осени 1910 года она... бесследно исчезла. Ходили слухи, что оккультистка подалась в католический монастырь, связанный с розенкрейцерами. Но, скорее всего, она совершила самоубийство, о котором давно двусмысленно высказывалась: «Пучина зовет». Так или иначе, больше о ней никто и никогда не слышал.

Серебряный век в России — время религиозных поисков, литературных экспериментов, эстетизма, декаданса и, конечно, мистицизма. Как грибы после дождя, возникали тогда спиритические кружки, масонские ложи, ордена мартинистов, общества розенкрейцеров и теософов. Все жаждали тайн, духовных прозрений, и на этой волне появлялись люди, готовые открыть другим третий глаз. В их числе — Анна Рудольфовна Минцлова.

ДОЛЖНА БЫТЬ В ЖЕНЩИНЕ КАКАЯ-ТО ЗАГАДКА

Минцлова сыграла заметную роль в судьбах многих представителей Серебряного века. Среди них поэты Андрей Белый, Максимилиан Волошин, Вячеслав Иванов, Валерий Брюсов, Александр Блок, музыкальный критик и переводчик Эмилий Метнер, художники Михаил Чуйко и Константин Сомов. Сохранились их воспоминания, дневники.

И тем не менее Минцлова — человек-загадка. В ее биографии много белых пятен. В 1990-е годы исследователи попытались осмыслить роль и значение Минцловой в истории духовной мысли России начала ХХ века. Обнародовали ее переписки, свидетельства современников, подняли архивы.

Однако ее жизнь и особенно смерть до сих пор вызывают вопросы… «Что такое эта Минцлова? — спросил меня Чуйко на другое утро, пока я его писала. — Вы все рассказываете про нее такие вещи». Наученная горьким опытом стараться не сводить людей, не хвалить друг другу друзей, я сказала: «Она немолодая уже девушка...

Она неуклюжая, с большим лбом, плохо видит, очень рассеянная. Еще она очень образованная... видит судьбу по руке — и телепатические способности у нее очень сильны...» Так противоречиво охарактеризовала ее Маргарита Сабашникова, русская художница и писательница, жена поэта Волошина.

В этой характеристике суть: Минцлова был дамой широко образованной, но владела искусством держать нос по ветру и чувствовать веяния времени. Это и подвигло Анну Рудольфовну обогатиться тайными знаниями и занять пустующую нишу духовного учителя в России.

ДВОЙНИК ЕЛЕНЫ БЛАВАТСКОЙ

Анна Минцлова родилась в 1865 году в Зарайске Рязанской губернии. Отец был известным адвокатом, дед — служащим Императорской публичной библиотеки. Тот и другой были страстными библиофилами. В доме имелась библиотека с книжными редкостями. Анна и брат Сергей получили превосходное домашнее образование. Девушка знала шесть языков, включая два мертвых, занималась переводами.

Именно ей принадлежит первый перевод «Портрета Дориана Грея» Оскара Уайльда. Казалось бы, такой дочкой можно только гордится, но Анна — с ее независимыми суждениями, увлекающаяся теософией — вызывала раздражение близких.

У нее были сложные взаимоотношения с братом, с которым она в итоге совсем разругалась и прекратила общение. Отец, человек твердо стоящий на земле, тоже не разделял увлечения дочери. Тем не менее именно Анне пришлось ухаживать за ним во время тяжелой болезни вплоть до его кончины в 1904 году.


После смерти родителя Минцлова уехала за границу и подолгу жила в Цюрихе, Париже, Вене. А в 1906 году она прослушала курс лекций доктора Рудольфа Штейнера. Основоположник антропософии придерживался методов саморазвития и духовного познания с помощью мышления человека.

Идеи нашли страстный отклик в душе девушки, она написала письмо духовному учителю и получила ответ. Завязалась переписка. Анна перевела на русский язык книгу Штейнера о теософии и его лекцию о розенкрейцерстве под названием «Тайна розы и креста». Минцлова стала завсегдатаем теософских собраний. На одном из них познакомилась с основательницей Теософского движения Еленой Блаватской.

Знаменитая оккультистка, по словам Минцловой, заметила ее, выделила и вдохновила распространять в России «правильные» духовные знания. Кстати, современники отмечали большое внешнее сходство Блаватской и Минцловой, которое последняя старательно подчеркивала.

Она, как и Блаватская, была такой же грузной, тяжеловесной, говорила пронзительно и громко, отчаянно жестикулировала. Носила такую же прическу и одежду — черный бесформенный балахон, скрывающий недостатки фигуры.

Добавьте к этому тяжелый взгляд, о котором часто говорили современники, в частности Андрей Белый: «вращает колесами глаз». Вообще Минцлова хотела выглядеть человеком не от мира сего, но в то же время пыталась держать людей на прицеле и постоянно на них воздействовать. И это ей удавалось.


ТРЕТИЙ НЕ ЛИШНИЙ

Вернувшись в Россию, Минцлова развела в двух столицах бурную деятельность и сблизилась с поэтами Серебряного века. Это была более чем благодарная аудитория для ее чар. Поэты и писатели, поддавшись общим настроениям времени, ударились в мистические поиски. Появление такого персонажа в их среде не могло остаться незамеченным. Анна Рудольфовна познакомилась с поэтом-символистом Вячеславом Ивановым.

Квартира поэта на углу Таврической и Тверской улиц в Петербурге находилась в так называемой Башне — башенной части здания. Башня стала местом встреч всей столичной богемы. Не было такого московского или петербургского писателя либо поэта, который бы не побывал там.

В один прекрасный вечер в квартире Иванова появилось загадочное существо, представившееся Анной Рудольфовной Минцловой — ученицей Блаватской и Штейнера. Минцлова произвела фурор. Поэты и писатели потянулись к ней, а оккультистка стала посвящать их в тайны своих мистических познаний. Но на одной теории долго не протянешь, и Минцлова стала гадать собравшимся по руке.

Литератору и композитору Михаилу Кузмину она давала уроки ясновидения, и от нее он «навсегда усвоил, что воображение — младшая сестра ясновидения и не надо его бояться». Кроме того, Анна Рудольфовна умела составлять гороскопы. Известный факт: она составила гороскоп сыну поэта Валериана Бородаевского Павлу, в котором предрекла его кончину. Павел и правда вскоре умер, а слава о способностях Минцловой распространилась по Петербургу.

Анна Рудольфовна не имела своего угла, и Вячеслав Иванов предложил бездомной кров. Поэту льстило, что в его доме живет такая уникальная особа, добавляющая популярности его Башне. Кончилось все тем, что Минц лова так захватила внимание Иванова, что по Петербургу поползли слухи о ее тайной связи с поэтом. Несомненно, Минцлова имела на Иванова огромное влияние.

После смерти его жены Лидии Зиновьевой-Аннибал оккультистка еще долгое время находилась под крылом поэта. По меткому выражению Михаила Кузмина, «покров двусмысленной и неприятной тайны опустился на Башню».

ПУЧИНА ЗОВЕТ

Морская волна

https://www.pexels.com/ru-ru/photo/2127969/

Морская волна

https://www.pexels.com/ru-ru/photo/2127969/

В 1908 году Иванов освободился от чар Анны Рудольфовны, а заодно и от ее присутствия в доме. Минцлова, недолго думая, переметнулась в лагерь своего давнего знакомого Максимилиана Волошина.

До поры до времени она царила в мистически настроенных кругах Москвы и Петербурга. Ввела в теософский кружок поэтов Льва Кобылинского, Андрея Белого, переводчика Эмилия Метнера, заманивала Иванова и Белого в поездку в Италию для посвящения в розенкрейцеры. Но постепенно популярность ее стала сходить на нет. В России наступали другие времена.

Тем не менее Минцлова снова заставила говорить о себе: в начале осени 1910 года она... бесследно исчезла. Ходили слухи, что оккультистка подалась в католический монастырь, связанный с розенкрейцерами. Но, скорее всего, она совершила самоубийство, о котором давно двусмысленно высказывалась: «Пучина зовет». Так или иначе, больше о ней никто и никогда не слышал.