«Чувственные игрища» и женитьба на балерине: как лорд спас мир от Великой депрессии

Счеты

Hans /https://pixabay.com/

Счеты

Hans /https://pixabay.com/

Мейнарда Кейнса по сей день называют «повелителем кризисов».

Мейнард Кейнс входил в клуб, лица присутствующих расцветали доброжелательными улыбками. Этого двухметрового светского льва невозможно не заметить! Он был душой общества и… притчей во языцех. Женщины никак не могли понять, какого черта он отвлекается от великосветской жизни на занудные занятия этой дурацкой экономикой, а мужчины обсуждали, за каким дьяволом этот ловелас шастает в мастерские декадентов, среди которых так много гомосексуалистов.

Обреченный на профессию

Родившись мальчиком, лорд Джон был обречен стать экономистом. Девочке еще могла быть какая-нибудь поблажка, но первенцу была с колыбели уготована высокая честь продолжить дело отца, профессора экономики Джона Кейнса. Об этом мечтали и сам сэр Джон, и его супруга, леди Флоренс.

В общем, Джону ничего не оставалось, кроме как покориться судьбе. Детство Джонни в родовом поместье Тилтон графства Суссекс протекало в странной атмосфере: для матери не было ничего святее любви, а отец создавал вокруг себя культ уравновешенного рационализма.

Между этими двумя алтарями воспитывалась душа, привыкавшая молиться обоим богам, и формировалась незаурядная личность будущего гения экономики.

Да, без преувеличения можно сказать, что миллионы людей живут сейчас в нормальных условиях благодаря Джону Кейнсу, потому что именно он нашел средство спасения во время Великой депрессии, а

главное — придумал способы уберечь человечество от подобных кризисов в будущем.

Но это потом, а пока, в самом начале XX века, юный лорд Джон заканчивает два университета, причем в Кембридже он учится у своего отца, а в Итоне — у знаменитого Альфреда Маршалла, доказавшего, что рыночная стоимость любого товара определяется равновесием предельной полезности товара и предельных издержек на его производство.

За этими скучными терминами скрывались средства защиты от многочисленных трагедий, но открыть их предстояло позднее любимому ученику Маршалла — Джону Кейнсу.

Чувства и разум

Чувство и разум

ElisaRiva/https://pixabay.com/

Чувство и разум

ElisaRiva/https://pixabay.com/

В студенческие годы лорд Джон сходится с образовавшейся неподалеку от университета группой Блумсбери. Это молодые художники, писатели, ученые. Среди них Вирджиния Вулф, Тоби Стивен, Ванесса Белл — отнюдь не золотая молодежь, прожигающая жизнь в безделье.

Члены группы постоянно работают, но живут, мягко говоря, не в викторианском стиле. Вино, кокаин, беспорядочные сексуальные связи в самых затейливых сочетаниях, причем все напоказ, демонстративно, эпатируя добропорядочное окружение.

Возможно, из-за этих чувственных «игрищ» лорд Джон не возглавил кафедру в Кембриджском университет, как мечтал его отец. Вместо этого он поступает в Департамент по делам Индии, в Королевскую комиссию по индийским финансам и валюте при Министерстве финансов.

Пишет книги, завоевывает авторитет в научных кругах. И неслучайно именно к нему обратились за помощью в 20-х годах прошлого века, когда разразился всемирный кризис — знаменитая Великая депрессия.

Влюбленный эксперт

Лорд Джон выдвигает концепцию, которая впоследствии стала известной как кейнсианство. Суть ее можно свести к следующему.

Рыночная экономика не обеспечивает полную занятость, потому что люди склонны хранить часть доходов «в чулке». Но в результате совокупный спрос меньше совокупного предложения. Покупают всегда меньше, чем производят. Уменьшать производство бессмысленно, люди все равно будут прятать деньги на черный день, и, возможно, еще больше.

Снять этот постоянный дисбаланс может только государство, регулируя совокупный спрос. Средства очевидны: увеличение денежной массы, поддержка инвестиционной деятельности населения, увеличение общественных работ и бюджетного финансирования.

Страны с рыночной экономикой приняли кейнсианство на вооружение и избавились от кризисов перепроизводства. А сам лорд Джон в это время знакомится с русской балериной из дягилевского театра Лидией Лопуховой. И на этом все игры на «блумсбериевской лужайке» заканчиваются.

Он страстно влюблен, безумствует, а избранница абсолютно равнодушна. Лидия счастлива в браке с американским бизнесменом Бароччи, пользуется успехом, танцуя в паре с Вацлавом Нижинским, переписывается с Игорем Стравинским, позирует Пикассо…

Победа достается нелегко

Кейнс предпринимает новую атаку. Он сам пишет несколько балетных либретто, договаривается с композиторами и оплачивает постановки с участием Лидии.

Затем уговаривает ее расстаться с Дягилевым и отправиться в турне по Америке с его антрепризой. Антреприза балетного театра — не пара солистов с кордебалетом. Это еще и оркестр, бутафоры, осветители — словом, огромный коллектив. И все это называется театром Лопуховой.

Перед таким натиском Лидия не устояла. Она рассталась не только с Дягилевым, но и с Бароччи, а вскоре вышла замуж за своего родовитого двухметрового антрепренера и экономиста с мировой славой. Брак оказался счастливым, хотя и бездетным. Лорд Джон наконец-то остепенился, увлекся коллекционированием книг и научных раритетов — в частности, скупил и обработал все рукописи Исаака Ньютона.

Он вкладывал деньги в театры, контролируя репертуар и постановки, возглавлял всемирное Эконометрическое общество, участвовал в различных научных съездах и конференциях вплоть до самой смерти. Умер Джон Кейнс в 63 года на руках у жены и отца, пережившего его на 3 года.