07.06.2021 / 07:14

Безумство храбрых: как дочь Чаплина вышла замуж за пациента психбольницы

Клоун

jackmac34 /https://pixabay.com/

Клоун

jackmac34 /https://pixabay.com/

Избранником дочери актера стал фокусник из Франции.

Психиатрия кажется почтенной наукой, зарекомендовавшей себя за сотни лет исследований и практики. Ведь душевнобольные были всегда. И хотя в древности их считали божественными посланцами или, напротив, одержимыми бесами, изучать психические болезни стали давно.

Еще Гиппократ, наблюдая за людьми с черепно-мозговыми травмами, строил первые гипотезы о причинах душевных недугов. Но в Европе вплоть до XVII века не было понятия «сумасшедший».

Сумасшедшие или неугодные

Больницы-тюрьмы

Оказывается, психиатрия как наука сформировалась совсем недавно. Систематическое изучение психических заболеваний началось только в XIX веке, а до XV века безумцев и вовсе не отделяли от общества.

В то время господствовало общее представление о неразумии, объединяющее все виды маргинального поведения: бродяжничество, попрошайничество, занятие колдовством и так далее. Число людей, попадавших в эту категорию, вместе с душевнобольными, составляло достаточно большую часть общества.

На протяжении всего Cредневековья их окружал целый ряд ритуалов и практик религиозного характера. Только в XV веке в Европе появляются дома-изоляторы для безумцев, но они мало похожи на медицинские заведения. Психиатрия рождалась как карательно- репрессивная структура.

В Париже на все психбольницы выделялся один врач, который обходил их только раз в неделю. Руководили лечебницами полицейские власти, а роль санитаров исполняли обычные тюремные надзиратели. Интересно, что во Франции указом короля система госпиталей была выведена из-под юрисдикции обычного права, обладая собственной судебной системой.

На деле это означало, что любого, неугодного короне, можно упрятать в психушку без суда и следствия, чем власти и пользовались. В Англии дела обстояли похожим образом.

Бетлемский королевский госпиталь, основанный в XIV веке недалеко от Лондона, в 1547 году был отдан для приема душевнобольных. Пациентов здесь содержали словно диких зверей.

Прикованные цепями, лишенные элементарных удобств и дневного света, они, словно экзотические животные, выставлялись напоказ лондонской публике. Каждый желающий за несколько пенсов мог совершить экскурсию по больнице, заглядывая в каморки с вопящими, бьющимися в конвульсиях сумасшедшими.

Нередко сюда попадали и совершенно здоровые люди, например «перешедшие дорогу» королю придворные. Участь их была печальна: попав в невыносимые условия, они действительно сходили с ума.

Уважение вместо дубинок

В XX веке были изобретены антибиотики, созданы вакцины от опасных болезней. Но серьезные исследования принципов работы головного мозга начались только в середине 1970-х годов.

До внедрения эффективных фармакологических препаратов душевнобольных продолжали лечить варварскими методами — лоботомия, инсулиновая кома, электросудорожная терапия. Психиатрия оставалась самой закрытой сферой медицины, а психбольницы, огражденные толстыми стенами, не терпели взгляда посторонних глаз.

Десятки тысяч пациентов могли рассчитывать только на милость врачей и надеяться на то, что им правильно поставили диагноз. Критерии диагностики были весьма несовершенны, и у одного и того же больного два доктора могли разглядеть разные заболевания.

Суждения психиатров оказывались на деле субъективным, оценочным отношением врача к пациенту и во многих случаях не отражали действительности. Сумасшедшие или неугодные?

Психиатрия середины XX века находилась в глубоком кризисе, и на волне скандалов по поводу жестокости и некомпетентности врачей зародилось целое движение антипсихиатрии. Его идеологом парадоксальным образом стал психиатр.

Неутомимый британец Рональд Лэйнг заявил: «У психических расстройств социальная природа». Он настаивал на том, что больно само общество, которое безжалостно ломает непохожих, выбивающихся из общей массы индивидов. Поэтому пациентам нужны не смирительные рубашки и дубинки ретивых санитаров, понимание и уважение.

Лэйнг много писал о переживаниях больных во время психоза, размышляя об обязанности врача сопереживать и чувствовать боль своих пациентов. Во время работы в Гартнавельской психиатрической больнице Лэйнг ввел смелое новшество, названное впоследствии «шумная комната».

В ходе эксперимента больные шизофренией получили возможность свободно общаться там. И пациенты, и персонал больницы находились в этом помещении в обычной одежде, беседовали, играли в карты, читали журналы и даже вели философские дискуссии.

Через несколько месяцев скептически настроенному руководству пришлось признать, что эксперимент полностью удался и больные, регулярно посещавшие «шумную комнату», быстро пошли на поправку.

Оказалось, что дружеская компания и возможность простого человеческого общения с успехом заменили транквилизаторы и антидепрессанты.

Альтернативная терапия

У Рональда Лэйнга появилось множество последователей, и по всему миру начали открывать экспериментальные лечебницы, где царил дух свободы и терпимости.

Во Франции в 1953 году открылась клиника La Borde. Жан Ури, создатель заведения, ранее работавший в области экспериментальной терапии, отменил в больнице всякую бюрократию.

И пациенты, и врачи, и руководство должны были вместе заниматься повседневной работой. Униформа упразднялась, и пациентам давалось право участвовать в управлении больницей. Например, бюджетом клиники заведовал шизофреник.

Фокусник Тьерри лечился в этой больнице и одновременно устраивал там представления. Он написал письмо дочери Чарли Чаплина с предложением посетить лечебницу. Виктория Чаплин не только приехала, но еще и вышла замуж за Тьерри.

Вместе они открыли в La Borde цирк прямо в больнице — с лошадьми, обезьянами, змеями и другими животными. В представлениях участвовали и врачи, и больные. Это было феерично! Интересно, что La Borde работает и в наше время. Это одна из достопримечательностей Франции.

Союз безумцев

Антипсихиатрическое движение набирало обороты, и в 1972 году пациентами Паддингтонского дневного стационара, где царили демократические порядки, был создан Союз психически больных. К 1974 году его отделения открылись по всей Европе и даже в Америке.

Участвовать в деятельности союза могли и врачи, и душевнобольные, но правом голоса обладали только последние. Активисты союза руководствовались лозунгом американского психоаналитика Томаса Саса, высказанным в книге «Миф о душевной болезни».

Лозунг гласил, что психические заболевания — это не более чем фикция, изобретенная, чтобы избавляться от неудобных для государственной системы людей.

Он говорил, что симптомы болезни сами по себе не мешают пациенту до того момента, пока общество не начинает требовать от него немедленного возвращения к норме. Сас много писал о заговоре психиатров с целью контроля над разумом, сравнивая методы принудительного лечения с методами средневековой инквизиции, которая отправляла безумцев на костер как пособников дьявола.

При всей спорности идеи Томаса Саса не лишены здравого смысла: государство не должно вмешиваться в работу медицины, искусственно навязывая нормы психического здоровья. Ведь представления об этом могут быть совершенно непохожи в разных культурах и очень быстро меняются с течением времени.

Достаточно посмотреть на историю Международной классификации болезней, которую переписывали десятки раз за последние 100 лет.

Сегодня ни один уважающий себя психиатр не поставит пациенту диагноз «истерия» или «ипохондрия», которыми в XIX веке объясняли любое нестандартное поведение эксцентричных граждан.

Но несмотря на то, что каждая уважающая себя клиника имеет теперь фитнес-зал и кабинет ароматерапии, психиатрия остается территорией изоляции, где пациентов лечат принудительно.