10.12.2020 / 16:44

Терпеть нельзя наказывать: в России проблема буллинга учителей учениками остается без «запятой»

Терпеть нельзя наказывать: в России проблема буллинга учителей учениками остается без «запятой»

Фото: pixabay.com

Терпеть нельзя наказывать: в России проблема буллинга учителей учениками остается без «запятой»

Фото: pixabay.com

Почему органы власти защищают малолетних паразитов, а учителя вынуждены терять работу или платить компенсации, претерпев унижения от детей? Как вышло, что хамов и хулиганов практически не осталось в колледжах и университетах страны?

Недавно советник главы Бурятии назвал «малолетними ублюдками» школьников, «глумящихся над учителями». Александр Васильев отреагировал на видео с урока в одной из школ региона, где учительница дала пощечину ученику за то, что тот мешал вести урок. Об этом сообщил интернет-портал «Подъем!».

«Может быть я плоховидящий плохослыш, но вот ни разу не попадалась информация о том, что наказали родителей за скотское воспитание их чад. О том, что выгнали из школы под зад пинком малолетник ублюдков, глумящихся над учителями. Что возбудилась праведным гневом омбудсмен, что воспылала жаждой справедливости Прокуратура», — написал Васильев на своей личной странице в социальной сети Facebook.

DAY.RU заинтересовался этой темой и собрал мнения молодых преподавателей в возрасте до 35 лет, которые работают в СУЗах и ВУЗах Российской Федерации, чтобы выяснить: меняется ли поведение трудных подростков, когда они приходят учиться в колледжи и университеты, если в школе им любое хамство и хулиганство прощали учителя?

«Напряженные случаи, конечно, были, в начале работы. Но, теперь их практически нет. Я просто нашла свой подход к студентам. Всегда есть отдельные личности, с которыми бывают проблемы. Скажу по секрету, что даже психические заболевания, но это отдельная тема. 

Есть моменты, связанные с учебным процессом, когда студенты не хотят заниматься и в открытую говорят, что предмет их никак не интересует, хамят. Администрация проводит беседы соответственно, кому-то помогают эти беседы, кому-то нет. С каждым студентом стараемся работать индивидуально», — рассказала нам в формате эксклюзива и на правах полной анонимности педагог, которая работает в одном из учреждений среднего-профессионального образования России.

При этом ситуация в отечественных высших учебных заведениях с проблемными студентами обстоит гораздо легче.

«За период моей работы в университете откровенно сложных и острых вопросов со студентами не было. Были моменты, когда студенты не понимали какие-либо образовательные задачи, но потом задавали вопросы по той или иной ситуации, но никогда не во вспыльчивой форме, а наоборот с конструктивными примерами. 

Такие вопросы всегда решались следующим образом: студента обязательно выслушивали, его точку зрения на вопрос, его беспокоивший, рассматривали, и находили возможное решение данной проблемы. Обратная связь всегда была налажена, и до сих пор работает. 

Касаемо разговоров с родителями, по первым годам обучения, такое бывало, я считаю, это необходимо делать только тогда, когда студент вообще не появляется. При этом ни деканат, ни куратор группы, ни другие преподаватели причину этому не знают. А насчет нервных срывов — такого никогда не было, студенты — это уже не дети, они более сдержаны в эмоциях», — поделился с нами эксклюзивно и на условиях полной анонимности преподаватель одного из университетов Российской Федерации.

Говоря субъективно, нам кажется, что структура образования в формате «школа — колледж — университет» — это наиболее оптимальный вариант, чтобы воспитать из агрессивного ученика адекватного члена общества. Однако первый этап этого пути до сих пор остается самым сложным из-за колоссальной защиты прав детей.