Три кита познания: чем наука отличается от лженауки?

Мы привыкли доверять науке, ведь она не только делает наши знания о мире шире и глубже, но и меняет наш повседневный быт, создавая технику, которая до того встречалась только в фантастических романах. Но зачастую к авторитету науки прибегают деятели, пытающиеся навязать обществу свою собственную систему взглядов. Существует ли надежный способ отличить подлинную науку от ее имитации?

Мать ученья

Суть и смысл науки в познании законов, по которым существует и развивается окружающий мир. Первые, еще античные, ученые оперировали исключительно наблюдаемыми явлениями, делая на их основе логические умозаключения. Из их учений выросла вся европейская наука, однако в период средневековья такой подход начал пробуксовывать. В этой связи достаточно вспомнить судьбу алхимиков, которые, как известно, сделали много выдающихся открытий, но из-за отсутствия теории о химических элементах и связях между ними веками продвигались на ощупь, занимаясь поиском мифических веществ типа «философского камня».

Современный научный метод познания возник во многом благодаря двум выдающимся мыслителями: Галилео Галилею и Фрэнсису Бэкону. Первый показал, что природные явления можно описывать с помощью элегантных формул и, как следствие, с помощью тех же формул вполне реально представить пространство, которое находится вне нашего повседневного опыта: например, безвоздушную межпланетную среду и невесомость. Второй не только придумал афоризм «Знание — сила», но и заложил основы «эмпиризма» — философской позиции, основанной на примате реального опыта над абстрактными рассуждениями. И Галилей, и Бэкон использовали индукцию, то есть делали вывод на основе обобщения ряда наблюдений. При этом одним из важнейших критериев истинности обобщения стала для них повторяемость опыта: чтобы некое явление было признано действием природного закона, оно должно воспроизводиться при тех же исходных условиях.

Бритва познания

Впрочем, Фрэнсис Бэкон сразу сделал следующий шаг: он допустил возможность «неполной» индукции, то есть построения вывода на основе исследования не всех возможных случаев, а только некоторых, которые доступны нашему восприятию сегодня. Если же завтра появится какое-то новое наблюдение, опровергающее сделанный ранее вывод, то он должен быть пересмотрен.

Такой подход оберегает науку от гибельного консерватизма. Однако именно он позволяет процветать и многочисленным лженаукам, паразитирующим на стыках различных дисциплин: к примеру, на биофизике или на теории эволюции. Деятели, зарабатывающие на продвижении лженаучных концепций деньги и авторитет, обычно апеллируют к тому, что их сумасбродные идеи — это гипотеза, а без возникновения гипотез не может быть прогресса. Они лукавят. Еще в XIV веке, то есть задолго до того, как были сформулированы основы научного метода познания, монах-францисканец Уильям Оккам сформулировал принцип, который при должном применении позволяет провести четкую грань между обоснованным выводом и пустым домыслом. Он получил название «бритвы Оккама», а в современной формулировке звучит так: «Не следует множить сущее без необходимости».

Принцип применительно к науке можно расшифровать следующим образом: не следует выдумывать новые теории, если новооткрытые явления хорошо описываются старыми теориями. Пересмотр устоявшегося взгляда на мир требуется только в том случае, если очередное открытие явно противоречит ему. В качестве примера можно привести общую теорию относительности Альберта Эйнштейна. В 1859 году астрономы обнаружили аномальное смещение перигелия Меркурия — ближайшей планеты к Солнцу. Оно настолько противоречило закону всемирного тяготения Исаака Ньютона, что потребовалось какое-то объяснение наблюдению. Сначала пытались найти еще одну планету рядом с Солнцем. Ей даже придумали название — Вулкан! Однако время шло, а дополнительная планета себя никак не проявляла. И только когда Эйнштейн в 1915 году опубликовал свои уравнения, все встало на места: смещение объяснялось релятивистскими эффектами. Позднее теорию Эйнштейна подтвердили и наблюдения за двойными звездами.

Используя принцип, придуманный Оккамом, можно легко отделить лженаучные теории: их адепты всегда прибегают к дополнительным обоснованиям и объяснениям, большинство из которых на поверку оказываются высосанными из пальца.

Критерий веры

И все же «бритвы Оккама» оказывается недостаточно. Огромным конфузом для науки обернулась почти столетняя история марсианских «каналов», которые открыл в октябре 1877 года итальянский астроном Джованни Скиапарелли. Поскольку сеть прямых линий, покрывавших поверхность красной планеты, видели и другие, в их существовании мало кто сомневался. Научное сообщество расходилось только по одному вопросу: «каналы» были построены древней мудрой цивилизацией или возникли в результате каких-то неведомых тектонических процессов. Каково же было изумление, когда летом 1965 года американский аппарат «Маринер-4», пролетевший рядом с Марсом, прислал первые телеснимки: ничего похожего на «каналы» на поверхности соседней планеты не обнаружилось. Получается, что обращение к «бритве Оккама» в данном случае не помогло: целый век был потрачен на обсуждение заведомо ложной теории.

На самом деле научному сообществу следовало прибегнуть к принципу фальсифицируемости, который опять же в самом общем виде сформулировал Фрэнсис Бэкон, а уточнил и развил британский философ Карл Поппер (поэтому его часто называют «критерием Поппера»). Суть принципа в том, что любая теория считается научной только в том случае, если можно придумать эксперимент, который ее опровергнет или хотя бы потребует пересмотра. Если же такой эксперимент можно провести не только мысленно, но и практически, этим следует немедленно заняться, после чего станет ясно, насколько теория отвечает действительности. Тем, кто обсуждал вопрос происхождения марсианских «каналов», нужно было не дожидаться полета аппарата «Маринер-4», а обратиться к опыту Эдуарда Маундера, который еще в 1894 году на простом эксперименте показал, что «каналы» — это оптическая иллюзия: он изобразил на листе бумаги группы точек и бесформенных пятен, поместил этот лист на светящийся шар, после чего любой желающий мог убедиться, что на значительном расстоянии от шара эти пятна «сливаются» в тонкие прямые линии.

Критерий Поппера хорош еще и тем, что позволяет отделить науку от веры. Попробуйте, например, придумать эксперимент, доказывающий отсутствие Бога... Не получается? И не должно получаться, ведь существование Бога — не научная, а религиозная концепция.

Черты лженауки

Таким образом, существует три четких принципа, по которым научную теорию можно отличить от лженаучной. Повторяемость явлений, достаточность объяснений, фальсифицируемость положений. Если новая для вас теория не соответствует хотя бы одному из этих принципов, то, скорее всего, она ложна.

Впрочем, можно и не прибегать к столь серьезному анализу. У лженаук есть свои «родимые» пятна, которые становятся видны даже при самом поверхностном рассмотрении. Обычно авторы лженаучных теорий не имеют сколько-нибудь значимых публикаций в специальной литературе или являются специалистами в какой-то другой области, практически не связанной с предложенной теорией. Кроме того, они всегда преподносят свои концепции в превосходных тонах, обещают революцию в науке и посрамление предшественников. Они стараются заручиться поддержкой дилетантов и приписывают себе несуществующие заслуги.

Относиться к ним нужно со здоровым скептицизмом, и тогда риск оказаться в плену чужих заблуждений будет сведен до минимума.

Антон Первушин


Рубрика сайта: В ПОИСКАХ ИСТИНЫ
Отправить ссылку другу


0


Рубрики

Лола Монтес: первая феминистка

Лола Монтес: первая феминистка

Она была неуживчива, норовила в лицо говорить дуракам правду – даже если это были высокопоставленные или коронованные дураки!

Богиня Рейна

Богиня Рейна

Белокурая красавица… Выдающийся режиссер… Ведьма… Как только ни называли самую знаменитую Львицу прошлого века – Лени Рифеншталь.

История индейской принцессы: сказка от Диснея и позорный миф

История индейской принцессы: сказка от Диснея и позорный миф

Реальная история Покахонтас была печальной. Европейцы и американцы должны ее считать постыдной.

Правила для конфликтных пар

Правила для конфликтных пар

Если знать принцип зодиакальных конфликтов, можно заранее постелить соломки. Астролог Валерия Браво рассказывает...


ДАР ТВОРИТЬ ДОБРО

ДАР ТВОРИТЬ ДОБРО

Интервью с потомственной ясновидящей, практикующим магом Ольгой Михайловной Боженовой.

МЕДИТАЦИЯ ДЕКАБРЯ

МЕДИТАЦИЯ ДЕКАБРЯ

В ноябре мы сосредоточим внимание и силу на течении воздуха.

МЕСЯЦ CТРЕЛЬЦА

МЕСЯЦ CТРЕЛЬЦА

Астрологический прогноз Сергея Симакова для всех знаков Зодиака. 

НОВЫЙ НОМЕР "СТУПЕНЕЙ"!

НОВЫЙ НОМЕР "СТУПЕНЕЙ"!

Вышел в продажу новый номер журнала "Ступени Оракула"!

Loading...

Астрологический прогноз — способ узнать будущее

Составлять астрологические прогнозы люди научились еще множество веков назад для того, чтобы иметь возможность лучше подготовиться к сюрпризам, которые готовит нам судьба. Ориентация в реальной жизни по небесным светилам является одним из способов приоткрыть завесу будущего. Звезды способны рассказать нам о предстоящих событиях и определить наши действия.

Каждый вправе сам решать, верить или не верить в астрологический прогноз, но тот факт, что астрология — это реальная наука со своими методами исследования и неоспоримыми результатами, сомнений не вызывает. Ни один астрологический прогноз не претендует на то, чтобы его воспринимали как единственно возможную истину. Предсказания по звездам дают нам путеводную нить, тему для размышлений и рекомендации, которые могут быть выполнены или нет в зависимости от личных пожеланий человека. Каждый волен строить судьбу по своему сценарию, но звезды способны помочь нам избежать некоторых ошибок, вовремя ухватиться за счастливый шанс и просто сделать жизнь немного легче и светлее.