Факты и пропаганда: как противостоять манипуляциям?

«Ах, обмануть меня не трудно!..

Я сам обманываться рад!»

А.С. Пушкин

Говорят, что в спорах рождается истина. Но сегодня мы убеждаемся, что это не так. Современные средства коммуникации уравняли людей: в дискуссии могут участвовать как специалисты, так и дилетанты. И очень часто дилетанты оказываются проводниками манипулятивных технологий, нацеленных на изменение общественного мнения. Возможно ли бороться с этим? Или мы в принципе обречены следовать в кильватере чужих идей?

Информационная война

Значение пропаганды впервые осознали в эпоху Древнего мира, когда возникла идея, что народы следует покорять не силой оружия, а силой слова. Знаменитый китайский полководец Сунь Цзы, заложивший основы военного искусства в начале V века до нашей эры, прямо указывал, что лучшая победа — это победа без сражений. И одним из способов достижения такой победы называлось введение противника в страх и смущение: нужно было убедить его, что враг намного сильнее и куда выгоднее уступить ему, нежели драться. За прошедшие тысячелетия пропаганда сама превратилась в особое искусство. Оказалось, что агитировать противника больше недостаточно, нужно плотно «работать» еще и с собственным населением.

Те, кто родился и вырос в Советском Союзе, хорошо знают, что такое пропаганда. И казалось, что прививка от ее воздействия сделана навсегда. Однако на самом деле она лишь стала более изощренной и почти совсем незаметной.

Сегодня в моде концепция «окна Овертона», сформулированная в 1990 году Джозефом Овертоном — американским электроинженером, переквалифицировавшимся в философы и перед своей смертью в авиакатастрофе занимавшим пост старшего вице-президента Макинского центра публичной политики. Суть его теории состоит в том, что решения политических элит принимаются в рамках довольно узкого сектора идей («окна»), которые считаются наиболее приемлемыми в том или ином обществе на том или ином этапе его развития. Вроде бы ничего особенно нового, но Овертон сумел наглядно показать, как «окно приемлемого» можно сдвигать в произвольном направлении серией достаточно простых манипуляций с общественным мнением.

Технология манипуляции

В качестве примера можно взять, скажем, каннибализм, который в современном обществе, безусловно, находится вне «окна Овертона», то есть в области «немыслимого».

Первый шаг — сделать немыслимое радикальным. Некая группа лиц предлагает научному сообществу изучить тему каннибализма, ведь для науки не может быть табу. Таким образом, намечается пересмотр ранее единой позиции. Параллельно появляется анонимное общество «Каннибалы на научной основе», которое публикует свой манифест, расклеивает листовки и провокационные плакаты, чем вызывает всеобщее возмущение и требования немедленно покарать, но которое тем самым притягивает интерес «желтых» изданий, обожающих всяческие радикальные выходки.

Второй шаг — превратить радикальное в возможное. В солидной печати появляются авторитетные высказывания ученых, проделавших большую работу по теме каннибализма, причем цитируется широчайший спектр мнений, с помощью которых закладывается полемическая основа будущей дискуссии. Тот, кто отказывается обсуждать вопрос, объявляется «ретроградом» или «ханжой». Для того, чтобы тема на этом этапе не вызвала инстинктивного отторжения у масс, «каннибализм» заменяется элегантным научным термином — например, «антропофагией», которая позднее превратится в еще более изящную «антропофилию».

Третий шаг — возможное становится разумным. Здесь канни... простите, антропофагия выводится из-под уголовного преследования за счет искусственного разделения темы на множество дискуссионных направлений, а общество потихоньку втягивается на «поле боя», причем каждый может себе найти там направление по вкусу. При этом важно, чтобы сторонники традиционной точки зрения оказались причислены к радикальным ненавистникам канни... простите, антропофилов. Сами антропофилы оказываются как бы наиболее вменяемыми из всех участников «общественной дискуссии», пафосно осуждая любой радикализм.

Четвертый шаг — разумное подается как модное. Антропофилия проникает в массовую культуру. Внезапно выясняется, что многие выдающиеся люди прошлого были антропофилами, но скрывали свое пристрастие из-за угрозы преследования со стороны темных невежественных современников. Теперь важно отсечь от дискуссии серьезных специалистов, привыкших оперировать фактами и способных высказать компетентное мнение на их основе.

Пятый шаг — легализация. Поскольку тема перегрета и находится на пике моды, возникают политические движения, выступающие за полное снятие каких-либо ограничений для антропофилов. Публикуются данные социологических опросов, свидетельствующие, что число сторонников легализации антропофилии неуклонно растет. Безусловная поддержка новой политики становится признаком человека, разделяющего наиболее прогрессивные ценности. Следующее поколение, воспитанное в этой среде, уже считает поедание себе подобных нормой; больше того — право на поедание закреплено в законодательстве.

Рождение убеждения

Возникает вопрос: какое количество людей нужно убедить в необходимости изменений, чтобы «окно Овертона» сместилось от немыслимого к легализованному? Оказывается, ответ давно получен учеными из Политехнического института Ренсселера. Смоделировав три типа социальных сетей, они выяснили, что во всех случаях для взрывообразного распространения любой идеи было достаточно достижения условной «критической массы» в 10% от населения. Введение корректив никак не повлияло на результат, и был сделан вывод, что это правило универсально.

Опасность для общества состоит в том, что после того, как мнение меньшинства становится всеобщим убеждением, его практически невозможно изменить, сколь ошибочным оно ни было бы. Такой вывод сделали американские психологи Джастин Фрейсер и Трой Кэмпбелл, которые провели большое количество экспериментов и обнаружили, что, даже столкнувшись с большим количеством фактов, вступающих в противоречие с убеждением, обычный человек прибегает к всевозможным ухищрениям, чтобы не принять эти факты: скажем, начинает апеллировать к «личным ценностям».

В нашем гипотетическом примере можно представить себе ситуацию, когда ученый, пытаясь переубедить новоиспеченного сторонника каннибализма, говорит о глубокой безнравственности поедании человечины, о разрушении социальных институтов и морально-этической парадигмы нашего существования. Он может добавить, что каннибализм в прямом смысле вредит здоровью людоеда, потому что способствует распространению редких инфекций. Однако его собеседник наверняка возразит, что наши предки были людоедами, а он уважает предков. Если же ученый приведет доводы в пользу того, что, согласно новейшим антропологическим изысканиям, повальный каннибализм в прошлом — это миф, порожденный расистскими представлениями, то собеседник заявит, что ученый, наверное, сам расист, поэтому разговаривать с ним не о чем.

Пример может кому-то показаться смешным и малодостоверным. Однако вспомним, как на наших глазах из давно привычной вакцинации сделали страшнейшую угрозу здоровью, генномодифицированные продукты объявили вне закона, а иррациональная вера в политико-экономическую чудотворность радикальных демократических реформ привела к череде кровавых революций. И то ли еще будет!

Борьба за факты

На самом деле способ борьбы с ложными убеждениями существует. Политолог Бнендан Найхен показал, что если группа фактов подана так, что она не унижает достоинство оппонента, а, наоборот, позволяет ему убедиться, что его самооценка не пострадает, тогда он готов проявить «широту взглядов» и рассмотреть эти факты. Иными словами, если вы хотите победить в дискуссии, то нужно сделать так, чтобы оппонент тоже почувствовал себя победителем.

Конечно, способ напрашивается сам собой и не требует особых научных доказательств. Однако мало кто умеет им пользоваться. Но, наверное, пора учиться. Ведь именно в умении разделять нас на враждующие лагеря так преуспели всевозможные манипуляторы.

Антон Первушин 


Рубрика сайта: ПСИХОЛОГИЯ
Отправить ссылку другу


0


Рубрики

Делать им нечего?

Делать им нечего?

Как говорится, «британские ученые доказали, что люди не способны воспринимать всерьез ничего, что открыто британскими учеными».

Работа не волк

Работа не волк

И в трудные времена можно найти достойный вариант!

Мода по Зодиаку

Мода по Зодиаку

При огромном разнообразии модных направлений, порой не так легко определится, что же подходит конкретно вам. На помощь придет астрология!

Деньги, время, жизнь

Деньги, время, жизнь

Кто хочет делать – ищет возможность, кто не хочет – ищет причину. К сожалению, большинство из нас в основном заняты осмыслением причин безденежья, а не путей увеличения дохода.


ЛУНА И ДАЧА

ЛУНА И ДАЧА

Лунный календарь садовода-огородника на апрель

МЕСЯЦ ТЕЛЬЦА

МЕСЯЦ ТЕЛЬЦА

Астрологический прогноз Сергея Симакова для всех знаков Зодиака. 

МЕДИТАЦИЯ АПРЕЛЯ

МЕДИТАЦИЯ АПРЕЛЯ

Медитация апреля направлена на раскрытие внутренней силы.

НОВЫЙ НОМЕР "СТУПЕНЕЙ"!

НОВЫЙ НОМЕР "СТУПЕНЕЙ"!

Вышел в продажу новый номер журнала "Ступени Оракула"!

Loading...

Астрологический прогноз — способ узнать будущее

Составлять астрологические прогнозы люди научились еще множество веков назад для того, чтобы иметь возможность лучше подготовиться к сюрпризам, которые готовит нам судьба. Ориентация в реальной жизни по небесным светилам является одним из способов приоткрыть завесу будущего. Звезды способны рассказать нам о предстоящих событиях и определить наши действия.

Каждый вправе сам решать, верить или не верить в астрологический прогноз, но тот факт, что астрология — это реальная наука со своими методами исследования и неоспоримыми результатами, сомнений не вызывает. Ни один астрологический прогноз не претендует на то, чтобы его воспринимали как единственно возможную истину. Предсказания по звездам дают нам путеводную нить, тему для размышлений и рекомендации, которые могут быть выполнены или нет в зависимости от личных пожеланий человека. Каждый волен строить судьбу по своему сценарию, но звезды способны помочь нам избежать некоторых ошибок, вовремя ухватиться за счастливый шанс и просто сделать жизнь немного легче и светлее.